По всему Израилю арабы занимаются мелкими преступлениями против евреев: толкаются локтями в автобусах, нарушают спокойствие в общественных заведениях, оскорбляют еврейских женщин. Полиция обычно вмешивается лишь тогда, когда евреи дают сдачи. Не то чтобы полиция защищала арабов от евреев, просто у нее такая политика: пресекаются только серьезные нарушения, а мелкие игнорируются.

Эта политика оправдана в нормальном однородном государстве, где мелкое хулиганство происходит спонтанно и его всегда можно избежать, просто переехав в более благополучный квартал. Но я также помню, что происходит на дороге между восточной и западной частью Пало-Альто. Первая – один из самых богатых городов США, вторая населена неграми и латиноамериканцами. Когда машина из восточной части едет в западную, ее всегда сопровождает полицейский автомобиль, причем близко и в открытую. В Израиле ситуация иная: арабы живут в еврейских кварталах и не поддаются контролю. И даже если левый истеблишмент откажется от своих предрассудков о безрасовом государстве с чистого листа, это не поможет делу. Во многих местах еврейское население совершенно беззащитно перед арабами: ультраортодоксы Цфата или пожилые евреи Акко просто ничего не могут с ними поделать.

Но и юридических оснований для преследований арабов нет. Даже если полиция будет использовать уличные камеры, то что от них толку, когда араб просто наговорил гадостей еврейке? Если у нас не наказывают даже за метание камней в людей, то за это и подавно не накажут.

Все проблемы оттого, что картину рассматривают на микроуровне, как совокупность отдельных мелких нарушений, а не на макроуровне, как скоординированная волна арабского насилия против евреев. Крупные войны тоже не всегда состоят из одних битв; чаще всего это марши и сидение в окопах. Но при этом никто не считает, что если армия просто марширует, то от нее не исходит угрозы. Какие бандиты в США? Они и черные, и белые, и желтые, у них нет политических целей, они перестают чинить разбой, если получат хорошую работу. С арабскими бандитами в Израиле все по-другому. У них есть общие политические цели, общие симпатии и антипатии, они принадлежат к четко очерченному социуму. В супермаркетах и больницах несложно заметить, что даже небедные арабы склонны к антиеврейскому поведению. А проложить дорогу в светлое будущее с помощью субсидий для всех израильских арабов мы не сможем, потому что их уже четверть всего населения, а скоро будет треть.

Но самое важно то, что отсутствие сопротивления со стороны евреев только провоцирует арабских бандитов. Равнодушие полиции они рассматривают как молчаливое согласие. Точно так же в 1929 году во время резни в Хевроне арабы кричали: «Правительство с нами!»

Каким должен быть адекватный ответ? Конечно, не надо кричать непристойности арабским женщинам, что порой бывает в некоторых местах, например Хевроне. Нужно просто понять, что речь идет об одном большом преступлении, а не о мириаде мелких. Имя этому преступлению – арабская атака на еврейское государство. Эта атака подсознательно направляется взаимным политическим интересом всех арабов – устранение еврейского господства в Израиле. Арабские бандиты не просто бандиты, а государственные изменники.

Вряд ли стоит ожидать, что мы сможем возбудить дело по государственной измене против каждого араба, который кричит еврейкам гадости. Столь же маловероятно вычислить всех арабов, которые специально толкаются в автобусах. Пока численность арабов в еврейских кварталах относительно невелика, минимальное решение может состоять в том, чтобы полиция просто не обращала внимание на тех евреев, которые возьмутся наказать арабских бандитов. В долгосрочной же перспективе решение только одно – высылка арабов из страны.