Поселения Иудеи и Самарии особенно важны для нас, потому что без них невозможно возродить общество Торы. Нет, не в смысле соблюдения заповедей, – ведь среди поселенцев немало атеистов, – а в смысле того общественного устройства, которому законодатель адресовал свои законы. Только в небольших общинах можно любить своих ближних, поскольку все члены таких общин знают друг друга. В культурно однородных поселениях возможен нравственный комфорт, происходящий от осознания, что другие похожи на тебя и ты всегда знаешь, чего от них ожидать. Когда люди знают друг друга, они не опасаются даже владения оружием.

Небольшая община – лучшая среда для формирования нормальной личности, поскольку человек живет в нормальной, культурно однородной обстановке рядом со своими ближними. В городах ближних нет, и именно поэтому возникают неестественные объединения: слишком тесные отношения с детьми (Тора предписывает детям уважать своих родителей, а не наоборот), всевозможные идеологические движения и т. д. Государство с его централизованным социальным обеспечением и полицией тоже вносит лепту в ликвидацию общинности. Люди больше не сотрудничают со своими ближними, разрушается система коллективной безопасности, основанная на доверии. Разрушение традиционных ценностей и формировавшихся веками полезных навыков бьет по самооценке и психическому здоровью обитателей городов. Города породили новый тип человека, лишенного корней и не приспособленного к жизни. Такой человек отвергает свой эволюционный багаж, все то, что его предки копили веками. У него нет настоящих ближних, с которыми можно сотрудничать, он замыкается в себе, становится колким и агрессивным. Как следствие, он и сам становится жертвой агрессивных идеологий и моделей поведения.

Маленькие поселки создают удивительных людей – это в равной мере относится к евреям штетлей и арабам Порт-Саида. Между тем большие города переполнены самыми отталкивающими субъектами. Набившись, как муравьи, в небоскребы, каждый день стоя в пробках, постоянно контактируя с носителями других взглядов и ценностей, не желающих идти на сотрудничество, городские жители пребывают в постоянном стрессе и постепенно сходят с ума. Чтобы иметь дело с людьми, отличающихся от них во всем, приходится отказаться от собственных ценностей. Если этого не сделать, придется постоянно конфликтовать со своими культурными антиподами, изо дня в день сталкиваясь с чужими взглядами, мнениями, идеологиями. Это делать сложно, это изматывает, и большинство решает просто отказаться от собственных ценностей и взглядов.

Евреям урбанизация вредна особенно, потому что тысячелетия жизни рядом с врагами и так достаточно сказались на их психике. Евреи не просто утратили свои традиционные ценности, но еще и ненавидят тех, кто их не утратил. Само существование евреев с традиционными ценностями напоминает им о тех корнях, которые они потеряли. Многие евреи Диаспоры подсознательно пытаются расквитаться с Израилем за то, что он напоминает им об их еврействе, которое они в себе ненавидят.

Не нужно бояться международных бойкотов и экономических кризисов. Все это – благо для нас, потому что нам нужно вернуться к земле. Во времена написания Торы уже были крестьяне, кочевники и ремесленники, но в Торе евреи неизменно предстают как крестьяне. Множество заповедей в принципе невозможно исполнять в условиях урбанизации. Быть может, в небольших городах и деревнях нам придется отказаться от новых автомобилей, но ведь есть вещи неизмеримо более важные: ясное звездное небо, тишина, время для размышлений. В деревнях Иудеи мы видим те же звезды, которые видел Авраам, обращаясь к Всевышнему. В Шило мы сидим на тех же камнях, на которых наши предки отмечали Песах за века до появления Храма. Только видя землю, а не асфальт, только поливая потом ее, а не пляж Эйлата, мы сможем ощутить связь с этой землей, полную настоящего патриотизма.

Иудея и Самария – это то единственное место, в котором евреи могут снова стать нормальным народом.