Альянс Израиля и России вполне возможен. Начать с того, что вечных альянсов не существует. Если сейчас мы дружим с Америкой, это значит лишь то, что однажды мы с ней расстанемся.
У американо-израильских отношений есть некая метафизическая подоплека: для нас обоих характерен мессианизм. Для американских левых и политиков это мессианизм демократический. В реальной жизни интересы Америки в Израиле состоят из трех аспектов: еврейские спонсоры американских политиков; сотрудничество США с арабами; противодействие российскому влиянию в регионе. Все эти три мотива уже почти не актуальны. Арабы не меньше чем евреи инвестируют в американскую политику. Америка привлекает их в экономическом плане, поэтому уже нет необходимости продавать им американские услуги в обмен на сдерживание израильской угрозы. Обедневшая Россия уже не имеет былого влияния СССР и в любом случае уже не исповедует враждебную идеологию, которой необходимо противостоять.

Израиль перестал быть для Америки стратегическим активом, он все больше бремя для нее. Америке постоянно приходится публично останавливать всевозможные антиизраильские кампании, помогать одновременно Израилю и арабским странам, чтобы казаться беспристрастной, защищать Израиль от мусульманских режимов и группировок на бесконечных переговорах. Сегодня Америка извиняется за свои связи с Израилем гораздо чаще, чем использует эти связи.

С Россией все иначе. У СССР на Ближнем Востоке было два важных союзника: Египет и Сирия. Ирак был важным союзником против хомейнистского Ирана, когда тот вел подрывную деятельность в советских азиатских республиках. Хотя СССР оказывал Ираку массированную помощь, взаимности в этих отношениях не было: Саддам активно стравливал СССР и США.
После подписания Кэмп-Дэвидских соглашений Египет начал неуклонно сближаться с Америкой, которая предоставляла ему экономическую и политическую помощь. Если американский президент не отпугнет Египет, потребовав демократизации, он и дальше будет оставаться американским союзником. Еще одна причина для сотрудничества Египта с Америкой – он не может противостоять израильской угрозе с менее совершенным российским оружием. Если к власти в Египте придет «Мусульманское братство», он и тогда будет к России не ближе, чем сейчас, поскольку МБ – организация довольно радикальная, да и память об Афганистане и Чечне еще жива.

Сирия отвернется от России сразу же, как только подпишет мирное соглашение с Израилем, поскольку Америка выступит гарантом такого соглашения и наверняка будет оказывать помощь обеим сторонам. Сирии нужны американские инвесторы, а не коррумпированные российские картели.

ХАМАС хотя и дружит с Россией, но зависим от Ирана, хотя бы потому, что русские не могут взять на себя всю логистику. По каким-то сложно объяснимым причинам русские отказываются последовательно поддерживать ХАМАС, доставляя ему в Газу оружие воздухом.

Готовность Ирана сотрудничать с кем угодно – это идеологическое наследство Хомейни, который сотрудничал с любым мало-мальски полезным партнером: Саддамом, «Моджахедами иранского народа», французскими левыми, светскими сирийскими баатистами и даже израильтянами. Мусульманскую привычку лгать и хитрить Хомейни возвел в ранг высокого искусства. С другой стороны, известный цинизм Ирана делает его ненадежным партнером.
Израиль является единственным потенциальным союзником России на Ближнем Востоке. Израильское общественное мнение крайне недовольно давлением Вашингтона. Американское оружие используется израильской армией весьма ограниченно, существенную часть американской помощи мы тратим на закупку невоенных товаров. Израильское правительство сыто по горло постоянными конфликтами с американской администрацией, которая запрещает продажу в Израиль высокотехнологичного оружия и контролирует его политику, угрожая приостановить поставки запчастей.

Российское оружие может и уступает американскому, но его уровень вполне достаточен, учитывая тактическое превосходство ЦАХАЛа над арабскими армиями. Российские зенитные установки и крылатые ракеты не хуже американских, самолеты достаточно неплохие. Сотрудничество с Россией ничем не угрожает израильским экономическим связям с Западом; более того, это может даже укрепить наши связи с Западной Европой. Важно то, что у России нет того всемирного влияния, которое позволяет Америке мешать израильскому экспорту оружия. Сейчас убытки от потерянных рынков перевешивают доходы от американской помощи. Беспрепятственный доступ к мировому рынку вооружений даст израильской экономике масштаб, необходимый для разработки высокотехнологичного оружия.

Россия – самый лучший союзник, которого может получить Израиль за два миллиарда долларов военных закупок в год.