Исторические границы не произвольны. Государства не могут менять границы, как им заблагорассудится. Искусственные государства, такие как Иордания, Ирак, Ливан и Палестина, нежизнеспособны и рано или поздно либо будут поглощены своими соседями, либо интегрируются, как ОАЭ.

В 1982 и 2006 годах Израиль был бессилен что-либо поменять в Ливане. Даже если бы он уничтожил всех партизан и все оружейные арсеналы, это решило бы проблему ровно на месяц. Со временем естественный баланс сил снова бы восстановился. Единственное долговременное решение – покончить с искусственным государством как таковым.

Христиане и мусульмане не будут воевать в Ливане до бесконечности. Палестинцы найдут родину в Иордании. Иракские этнические и религиозные группы присоединятся к своим коренным государствам: Саудовской Аравии, Ирану и Турции (либо Курдистану). Если это не сделать, на израильских границах будет постоянная резня, а Ближний Восток будет одной сплошной горячей точкой.

Соседние государства всегда воюют. Это в природе человека. Иногда войны имеют экономическую подоплеку, иногда – нет, уж точно для солдат. Передышка в семьдесят лет после последней гигантской войны была принята за конец истории – а именно, жестокой истории. Это не так. Человеческая природа не меняется с течением времени. Этика современного человека ничем не отличается от этики жителя древней Индии, Месопотамии или Греции. Отгремела канонада Второй мировой войны, и Франция уже резала алжирцев, а Америка – вьетнамцев. Англичане воевали за никому не нужные Фолклендские острова, русские воевали с афганцами, а китайцы – с индусами. Во второй половине двадцатого века цивилизованные страны косвенно участвовали во множестве войн, а мусульманские варвары резали друг друга и своих незадачливых соседей по малейшему поводу. Палестинцы пытались убивать еврейских поселенцев еще до 1948 года, а затем мусульмане стремились уничтожить Израиль в нескольких войнах. Рядовые мусульмане по всему миру настроены к Израилю крайне враждебно. У исламского мира достаточно энергичных молодых людей, готовых воевать с Израилем, и богатых спонсоров, готовых финансировать партизанскую войну. Мусульмане Тегерана, Порт-Саида, Газы неоднократно продемонстрировали свою терпимость к потерям и карательным ударам, они совершенно не боятся полномасштабной войны с Израилем.

Иногда время раны лечит, но чаще эти раны разрастаются и превращаются в национальную мифологию. Время не заставило французов и немцев забыть Эльзас и Лотарингию, а евреев – Иерусалим, хотя во втором случае прошло две тысячи лет. Это глупый расизм – думать, что палестинцы просто так забудут свою землю, тем более что это их единственная национальная идея. У палестинцев нет ни собственной культуры, ни достижений, ни трудовой этики. Даже если палестинский юноша или девушка находит работу, он (она) все равно никогда не реализует свои голливудские мечты. Недовольство, ненависть, национальное самосознание всегда будут бередить их раны, всегда будут подстегивать их на войну с евреями, отнявшими их землю. Долговечный мир невозможен в принципе.

Израиль должен восстановить свой военный потенциал. После подписания мирного договора с Египтом израильские военные расходы многократно возросли. Какой смысл содержать сильную армию и отдавать врагам свои коренные территории? Какой смысл ждать войны и уменьшать глубину обороны страны? Какой смысл увеличивать боевой дух врага бесконечными уступками? Какой смысл проигрывать войну еще до ее начала?

Израильское правительство хочет избежать войны путем умиротворения противника. Это не сработает. Удовлетворив одни требования противника, мы лишь получим новые. Цепочка уступок не бесконечна, она заканчивается у Красного моря, и на этот раз оно не расступится перед евреями.