Соблюдение миллиона глупых обрядов не делает человека евреем. Гиюр не требует изучать богословие, жить возле арабов или конфликтовать с неонацистами в уличных стычках. Долгий гиюр исходит из факта, что евреев никто не преследует, и потому рабби нужно удостовериться, что кандидат настроен серьезно. Хорошо, но почему бы просто не послать их пожить в Галилее?
В Талмуде говорится: «Нееврей, изучающий заповеди, заслуживает смертного приговора» (Сангедрин 59). Смысл этого места в том, что Тору нельзя изучать просто как философию, как предмет любопытства о нашей религии. Но как же тогда будущему прозелиту узнать законы? Очевидно, что мудрецы ничего не знали о длительном подготовительном периоде перед обращением.

Многие неевреи, готовые обратиться в иудаизм и стать хорошими евреями, отказываются это делать, видя идиотизм существующей системы с ее отрыванием туалетной бумаги по пятницам. Вот и получается, что одни неевреи вступают в брак необращенными, другие вообще отказываются от брака, хотя могли бы создать прекрасную еврейскую семью.

Раввинистические суды, не имея возможности отличить искренних прозелитов от неискренних, требуют от всех проходить многолетнюю и довольно унизительную процедуру. Но обращение должно быть испытанием, а не унижением. Сегодня ты можешь быть примерным евреем, а еще вчера тебя могли считать чуть ли не язычником, причем не один год. Высший раввинский суд уже создал прецедент, отменив обращения, выполненные рабби Друкманом, на том основании, что если прозелит перестал выполнять требования иудаизма, его обращение было неискренним и недействительным. Это постановление вполне может открыть путь для простых и быстрых обращений. Если проводить эту политику последовательно, можно и эффективно отсеивать лжепрозелитов, и относительно быстро принимать настоящих прозелитов.

Не все прозелиты одинаковы. Что бы рабби ни говорили о неправильности вынуждать или уговаривать человека обратиться, в прошлом все было по-другому: евреи просто брали язычниц в жены, и те обращались автоматически, без всяких вопросов вынужденно. Поскольку современные евреи генетически довольно близки местным народам по митохондрической ДНК, можно сделать вывод, что обращение женщин в иудаизм было массовым. Сегодня тоже нужно отличать между брачным обращением и гиюром всей семьи. Если человек принимает иудаизм, чтобы вступить в брак с евреем или потому что он уже состоит в таком браке и хочет вести еврейский образ жизни, это нужно только приветствовать. Такой человек знает, что обращаться ему в принципе необязательно, поскольку смешанные браки законом не запрещаются. Следовательно, если он все же хочет обратиться, это желание не может быть неискренним. Это особенно так в случае, если семья живет в Израиле, где ее потомство будет полностью интегрировано в еврейскую нацию. Абсурдно отталкивать таких прозелитов.
Между тем к обращению всей семьи нужно относиться осторожно, поскольку это потенциальный способ наводнить Израиль экономическими иммигрантами, имеющими лишь номинальное отношение к иудаизму. Конечно, некоторые из таких иммигрантов тоже могут стать добрыми евреями. Малообеспеченные иммигранты из многих стран могут стать лояльными гражданами развитого еврейского государства, точно так же как японские, ирландские или немецкие иммигранты искренне принимают американскую идентичность. Но мы должны очень серьезно подумать, нужна ли нам столь огромная масса иммигрантов, которые размоют нашу культурную идентичность и лягут непосильным бременем на израильской экономике, при том что хороших евреев среди них не так много.

Нееврейские супруги ассимилированных евреев часто искренне интересуются иудаизмом. Они рассматривают его как сокровище, как важную часть христианской культуры. Но у ассимилированных евреев их собственное наследие вызывает неприязнь, поскольку они хотят быть, как все, как прочие народы. Часто бывает так, что ассимилированные евреи заново открывают для себя иудаизм благодаря своим нееврейским супругам. Раньше они хотели выглядеть современно и космополитично, но в итоге приобщились к иудаизму. Бывшие неевреи более нормальны с националистической точки зрения, они поддерживают еврейский Израиль без арабов и левых. Раввинистические процедуры обращения требуют, чтобы вся семья вела еврейский образ жизни, а это часто не делает даже супруг-еврей. Будет совершенно правильно упростить процедуру обращения для тех неевреев, кто присоединился к народу Израиля, и не требовать от них соблюдения всех норм религии. Супруги-прозелиты должны проходить индивидуальную процедуру обращения, вне зависимости от образа жизни своих еврейских партнеров. Если нееврею и так комфортно в Израиле, но он еще и решает принять веру, то с большой вероятностью это честный и искренний человек, который станет добрым членом народа Израиля.