Крысы бегут с тонущего корабля из чисто практических соображений. У них нет такой сакраментальной связи с кораблем, как у капитана. Им нет смысла тонуть. Они умные и циничные, и потому покидают опасное место. Так же поступают израильские славяне.

У русских иммигрантов первой волны был имперский менталитет: они воспринимали Израиль своей новой родиной, за которую они были готовы убивать арабов, и арабы в их глазах не имели никакого право здесь жить. На их мышлении не сказалась жизнь в Диаспоре, и они были даже патриотичнее многих евреев. Войны 1967 и 1973 годов лишь убедили русских в том, что Израиль – сильная страна. Эта тенденция начала меняться начиная с Осло и притока экономических иммигрантов из России в 1990-х годах.

Русские израильтяне во многом похожи на друзов: они поддерживают сильное государство и не хотят связываться со слабым. Ни русским, ни друзам не важно, еврейское это государство или арабское. Если евреям нет дела до своего государства, славянам и друзам до него еще меньше дела. Им нужна безопасность, а не жертвы, и тем более не еврейские ценности. Атеистическое, полусоциалистическое, крохотное государство их абсолютно устраивает. Израильские славяне превозносили Либермана, обещавшего им равенство с евреями, интеграцию русской культуры и языка и пророссийскую политику. У русских не получилось превозмочь арабов в союзе с евреями и они перешли к тактике, типичной для арабов, – эксплуатация слабостей евреев. И вот мы видим на улицах израильских городов славян, гордо дефилирующих с крестами на шее, мы видим открыто антисемитские и неонацистские организации, видим, как они высокомерно отказываются учить еврейский язык, но при этом требуют социальных пособий от правительства.
Многие славяне – достойные, даже патриотичные граждане Израиля, полностью оправдывающие статус «гер тошав» и даже «гер цедек». Но многие – нет. Их гражданство нужно отозвать, несмотря на все их родственные связи. Основанием может быть простая демонстрация нелояльности еврейскому государству.

Да, у нас множество еврейских самоненавистников и еврейских антисемитов. У нас немало еврейских левых с искаженными нравственными ценностями. Множество израильских евреев куда менее патриотичны, чем иные славяне. Конечно, все это важно. Но все это не отменяет проблемы присутствия антисемитов-славян.

Если правые не привлекут израильских славян к борьбе с арабами, то израильская полиция привлечет их к гонениям на религиозных евреев.