Запад не воюет с исламом. Несколько тысяч жертв терроризма у Запада – это не потери военного времени. Эти мелкие стычки так похожи на войну только благодаря прессе. Террористы-смертники убивают гораздо меньше людей, чем автокатастрофы, но никто при этом не утверждает, что Америка воюет с «Дженерал моторс». Среди мусульман меньше радикалов, чем хулиганов – среди американцев. И моджахеды, и грабители банков пользуются популярностью в народе, но массы за ними не следуют.

Ислам как культура доживает свои последние дни. За свою историю он не произвел практически ничего полезного. Он не дал человечеству ни образование, как иудаизм, ни пытливость ума, как эпоха Просвещения, ни трудовую этику, как протестантизм. Даже если мусульмане каким-то чудом изменятся, у них еще много поколений не будет ни одного из этих трех качеств, а к тому времени они просто вымрут экономически. Сейчас Запад искусственно поддерживает жизнь мусульман, покупая у них нефть и продавая им оружие (ну и лелеет их в ООН). Стоит этому сотрудничеству прекратиться, и мир ислама обречен. Примитивное сельское хозяйство не позволит мусульманским странам поддерживать нынешний уровень населения. Без Запада они просто вымрут. Западные приверженцы теории эволюции проводят самую неэволюционную политику, какая только возможна: поддерживают культуру менее эффективную, чем алабамский тиранозавр. И судьба ее постигнет такая же.

Мусульмане отчаянно держатся за западные деньги, но еще больше им нужно западное внимание. Их обреченная культура хочет иметь Ф-16, но еще больше им нужно утешение. Мусульманам нужны не столько победы или технические новинки, сколько первые полосы газет. Они хотят, чтобы их уважали, и Запад должен отказать им именно в этом – в уважении и внимании прессы. Что если мусульмане бросят в бой еще десяток тысяч террористов-смертников? Погибнет еще сто тысяч жителей западных стран, будет потеряно еще несколько сот миллиардов долларов инфраструктуры. Это же смешные цифры. В своей смертельной агонии мусульмане смогут победить Запад только при одном условии: если западная пресса будет и дальше убеждать общественность, что война проиграна. Никакой войны нет: у мусульман нет для этого ни ресурсов, ни оружия.

Многие культуры умирали очень ярко, те же инки. Отказ от ислама не так невероятен, как кажется. Выживает всегда меньшинство, которому удается обогнать большинство в своем развитии. В отсутствие западной помощи и закупок нефти проблема джихада будет решена очень быстро – через голод и эпидемии. Те бедуины, что переживут городских арабов (которые вымрут от голода и гражданских войн), уже не будут представлять для Запада никакой опасности.

Войны на Ближнем Востоке выгодны всем. По крайней мере, всем, кого они касаются. Войны поднимают цену на нефть, что выгодно миллионам людей, зависящих от нефтяной отрасли. Поставщики бурового оборудования и труб, комиссионные, поставщики газа, нефтеперерабатывающие заводы – всем выгоден рост цен на нефть. Даже скромные запасы нефти, разработка которых казалось невыгодной еще вчера, начинают приносить ошеломительные прибыли. Нищая Россия купается в деньгах благодаря экспорту нефти и продаже оружия другим нефтяным экспортерам. Безнадежная Венесуэла благодаря нефти может позволить себе социалистическое соцобеспечение и гонку вооружений. Ничего не производящие мусульмане, по экономическому уровню так и не обогнавшие неандертальцев, считаются видными и уважаемыми членами мирового сообщества.