Нежелание верить в Бога во многом повторяет антисемитизм. Махровые атеисты верят в миллион субъективных доктрин: коммунизм или демократия, мудрость Центрального банка или надежность пенсионных накоплений. Ошибочность некоторых их убеждений вполне доказуема, как например разумность политики государства. Некоторые принципиально недоказуемы, например Большой взрыв. Но атеист пренепременно придет в ярость, стоит спросить его о Боге. Почему так происходит?

Предложу вариант объяснения: людям невыносима мысль, что кто-то выше, чем они. Даже самый высокий руководитель во многом такой же, как и вы. Самая гламурная топ-модель мало чем отличается от вашей соседки. Казалось бы, есть множество примеров, когда люди намеренно принижают себя на фоне своих лидеров и даже жертвуют жизнью ради диктаторов вроде Сталина. Но если присмотреться повнимательней, здесь вовсе нет самоунижения. Напротив, в присоединении к толпе есть элемент самовозвышения. Сначала люди обожествляют лидера, но затем присоединяются к нему, становясь его частью, продолжением. В каком-то смысле это же происходит с верой в Бога: глубоко религиозные люди ущемляют свою свободу воли ради того, чтобы стать инструментом божественного Промысла, что весьма почетно.

Однако переход от атеизма к глубокой религиозности может таить опасность: человек уже осознал свою незначительность в сравнении с Богом, но еще не готов слиться с ним. Многие останавливаются именно в этот момент, потому что не хотят чувствовать себя ниже кого-то. Такое же отношение подпитывает антисемитизм: никому не нравится, что кто-то избран Богом, а ты – нет.

Но если преодолеть это первоначальное неудобство от веры в Бога, результат полностью оправдает себя. Вместо того чтобы отбиваться от критиков Израиля тонкостями формулировок британского мандата или историческими правами, гораздо проще заявить: Бог дал нам эту землю и потому она наша во всей полноте. Гораздо приятнее сражаться «за города нашего Бога», чем за капризы очередного коррумпированного израильского правительства.

Правоприменение основных заповедей на всей территории Израиля поможет решить множество проблем. Только требование соблюдения Шабата в сочетании с запретом внехрамовых жертвоприношений и неортодоксальных религий сделает Израиль неприятным местом для арабов. И что в этом неправильного? Почему Саудовской Аравии и Ватикану можно запретить на своей территории иностранные религии, а Израилю – нельзя? Можно не строить Храм, но подготовка к этому событию даст нам повод снести аль-Аксу, и какое христианское правительство сможет возразить религиозным евреям, поступающим по Библии? Можно не казнить за гомосексуализм, но если его просто запретить в согласии с Торой, это поставит заслон на пути либертарианства с его деструктивной идеологией.

Кроме того, просто приятно ужинать в Шабат при свечах.