Анархизм не имеет отношения к пацифизму. Анархия – это средство, пацифизм – цель. Демократия может одинаково хорошо работать при любом режиме, будь то пацифистская Швейцария или воинственный Древний Рим.

Анархия может быть очень репрессивной, как в коммунах и в «Утопии» Руссо. Единственный исторический пример крупномасштабного анархистского предприятия – движение Нестора Махно – было воинственным, права человека его мало интересовали.

Даже самое либеральное анархистское общество на начальном этапе своего существования будет вынуждено бороться с сопротивлением государства. Возможно, анархистским общинам придется покуситься на частную землю. Полуанархистские города американского Дикого Запада создавались на земле истребленных народов. С точки зрения теории анархизма, нет ничего плохого в том, что еврейские пионеры захватывают землю арабских жителей. Анархия – это политика, действующая внутри общества на консенсуальной основе, и она не мешает репрессировать внешних оппонентов этого общества.

Главная проверка на соответствие какого-либо акта с анархизмом – это возможность осуществить его в отсутствие правительства. Очень часто племена без государственной системы успешно захватывали для себя землю. Предоставленные самим себе и достаточно вооруженные, еврейские пионеры смогли бы завладеть Западным берегом, как евреи это сделали в догосударственном 1947 году.

Есть большая доля правды в утверждении, что палестинские арабы имеют возможность сопротивляться евреям только благодаря поддержке государств. Им помогают несколько арабских правительств, а после Осло – и европейские квази-государственные группы. В отличие от евреев перед 1948 годом, палестинские арабы почти на 100% зависят от государственного, а не частного финансирования. Уже только по этой причине поддерживающие арабов группы никак не могут называться анархистскими.