Рассказывают, что Ибрагиму-паше пришлось уничтожить 90 тысяч палестинских арабов, чтобы подчинить их своей воле; в любом случае цифра была довольно высокой. Египетский полководец имел дело с крупными восстаниями и серьезными зверствами. Рассказывают, что когда османы наконец изгнали его войска, он хвастался, что турки скоро позовут его обратно, чтобы править этим непокорным населением. Но Ибрагим ошибся. Османы действовали поступательно, десятилетиями, и со временем достигли своих целей сравнительно бескровно. Они свергли деревенских шейхов, назначив мухтаров и ликвидировав традиционные структуры власти палестинских деревень. Османы подкупили знать землей, позволив им занять неиспользованные земли, и таким образом выкурили их из деревень в более контролируемые города. Другой фактор успеха османов – экономические изменения, приведшие к завершению патриархальной палестинской экономики и начавшие эпоху цитрусовой экономики индустриального века. У турок было много времени, и в итоге они победили недорогими средствами.

Израиль же хочет действовать методами Ибрагима-паши – достичь победы немедленно. Израиль излишне давит на палестинских арабов и взамен получает все более ожесточенное сопротивление. Израиль пытался внедрить в арабские деревни коллаборационистские администрации – попытка оказалась неудачной и предсказуемо провалилась. Османские мухтары не были ни администраторами, ни военными, но скорее посредниками между османами и арабами. Сотрудничество с ними не создавало человеку репутацию коллаборациониста. Гениальный ход османов состоял в том, что они не стали вступать в прямую конфронтацию с органами общинного самоуправления, а обошли их. Этот подход одинаково хорошо подходит как для израильских, так и для западнобережных арабов: никаких подачек, пока они не взмолятся, причем только через коллаборационистов; к их общинам относиться как к черным ящикам – взимать налоги, но не управлять.

Израильтяне, плохо знающие историю, удивляются, видя, как араб типа Арафата или Аббаса, во всем зависимый от Израиля, ухитряется оскорблять его при каждом удобном случае. Англичане столкнулись с похожей ситуацией, когда принимали на службу молодых арабских аристократов на работу местных чиновников: арабы страстно желали работать на англичан, но при этом боролись с ними. Такая позиция – акт балансирования, а не саморазрушения. Арабы, не обремененные идеалистической честностью, вели себя по-разному в присутствии своих соотечественников и англичан. Ныне арабские коллаборационисты полагают, что Израиль не заинтересован в проверке их верности, поскольку других коллаборационистов у него попросту нет. Израиль ошибочно полагается на одиночных коллаборационистов. Вместо этого ему следовало бы создавать большие семьи, даже кланы коллаборационистов, состоящие из тысяч членов. Такие кланы могли бы защищать своих членов и влиять на других. Поскольку кланы постоянно конфликтуют друг с другом, такие произраильские кланы обращались бы к Израилю за помощью – в обмен на их помощь.