Разговоры о возвращении к границам 1948 года немного ироничны, поскольку сейчас положение Израиля хуже, чем было тогда.

Израиль полностью утратил волю к борьбе, а арабы мотивированы до предела после десятилетий антисионистской пропаганды. Сверхдорогой ЦАХАЛ неспособен на длительное вооруженное противостояние: сегодня его хватит неделе на две – не чета долгой войне 1947–48 годов. В 1948 году Иран был практически нейтрален – сегодня это серьезнейший враг.

Убрав Мубарака, Обама удалил единственную преграду, мешавшую приходу к власти в Египте «Мусульманскому братству». Теперь оно выиграет выборы или напрямую, или через номинально независимых посредников. Оно уже управляет Газой руками ХАМАСа, который еще и на Западном берегу подчинил себе ФАТХ с помощью коалиционного соглашения. В Иордании Братство и ХАМАС составляют парламентское большинство, причем король уже пообещал, что следующее правительство будет сформировано парламентом. Позиции Братства сильны в Судане, благодаря чему Средиземноморье и африканская «Аль-Каида» включаются в орбиту Ирана.

Иран фактически контролирует Ирак, Сирию и Ливан. Хотя сейчас, когда «Хезболла» возглавляет правительство Ливана и имеет собственные источники дохода, она может стать более независимой от Ирана, все же вряд ли она полностью отвергнет Иран как своего единственного дипломатического спонсора.

«Мусульманское братство» и Иран имеют связи в Газе, Судане и Египте. Хотя в Сирии их интересы пересекаются (а скоро пересекутся и в Египте), в целом им хватает прагматизма сотрудничать против Израиля. Кэмп-Дэвидские соглашения для Братства не помеха: оно может просто ремилитаризовать Синай и заставить Израиль заморозить условия мирного договора.

Сейчас единственная преграда для окончательного господства братьев-мусульман – это Саудовская Аравия. Однако саудовская политика очень уязвима, поскольку опирается на немногочисленную королевскую семью. Иранская война через посредников в саудовских шиитских нефтяных месторождениях может подтолкнуть саудовцев к изоляционистскому соглашению. Альянс Саудовской Аравии с Пакистаном ради бомб и военных кадров последнего нестабилен, поскольку Пакистан сам уязвим перед своими исламистами, для которых Иран – естественный союзник.

Клерикальные режимы в Иране и «Мусульманское братство» долго не проживут. В современном мире люди между консьюмеризмом и трансцендентными ценностями выбирают первое. Однако мусульманским обществам придется пройти через три стадии: революционная эйфория, затягивание гаек по все более суровым исламским канонам и национализм. После этого они могут войти в русло западных нигилистских ценностей. Но даже тогда клерикальные режимы можно сбросить только через революцию. В целом Ближний Восток будет очень враждебен к Израилю как минимум еще сорок лет. Только сегодня, в отличие от середины 20-го века, у арабов есть большие армии с современным американским и российским оружием, а скоро появится и ядерное оружие.

И вариантов у Израиля немного. Можно заключать спонтанные альянсы, например с Саудовской Аравией. Можно угрожать военным союзом с Америкой, которая, впрочем, сама – бумажный тигр. Можно выбивать почву из-под исламских правителей пропагандой секса, консьюмеризма и атеизма в мусульманских странах. Если открыто принять доктрину первого ядерного удара, это резко увеличит военное сдерживание Израиля. Однако в целом для выживания в таких условиях нужно чудо. То самое, на которое иудаизм запрещает полагаться.