Самый главный вопрос для иудаизма – зачем родители выдумывают смехотворные истории про аиста, который приносит детей. Можно не рассказывать о всех подробностях сексуального плана (хотя тоже вопрос, почему?), но ничто не мешает объяснить детям, что они появились из утробы матери. Это сближает детей и мать, тогда как рассказы про аистов, наоборот, отдаляют их от родителей, превращают родителей в каких-то неродных, в опекунов. Однако практически во всех странах родители рассказывают детям, что их принес аист, нашли в капусте и подобный вздор. Зачем?

Тут дело не в заботе о чувствах ребенка. Сказки – эвфемизмы о деторождении появились задолго до того, как родители озаботились чувствами своих детей, и тем более до появления асексуального морализма. Нет никаких данных и о том, что информация о появлении из утробы может как-то повредить психике ребенка, как иногда на отцов плохо влияет наблюдение за родами.

теория эволюции в Торе

Возможно, здесь имеет место некая врожденная психологическая тенденция к отчуждению от объекта расположения. Точно так же благотворители часто не хотят встречаться с получателями пожертвований. Когда мы даем человеку то, что для нас сущий пустяк, а для него – неслыханная щедрость, нас порой тяготит его преувеличенная благодарность. Социальная эволюция настолько приучила нас к пропорциональности во всем, что мы начинаем сопротивляться чрезмерной непропорциональности: мы не приветствуем слишком большую благодарность за что-то, для нас несущественное. Мы сами можем чрезмерно благодарить или вознаграждать других за оказанное нам, но при этом чувствуем себя неловко, когда так поступают с нами. Это хорошо научились использовать коммерческие компании, предлагая клиентам подарки или скидки.

Сказка про аиста – это подсознательное стремление родителей отмежеваться от того огромного дара, который они дали своему ребенку, подарив ему жизнь. Но предположим, что они не могут просто сослаться на кого-то другого – например, если они живут на полностью безжизненном острове и ребенок никогда не видел ни аистов, ни капусты. В таком случае родители, возможно, как-то исказили бы факты о рождении. Я не раз замечал, как люди выдумывали самые циничные причины для объяснения своих добрых дел, вместо того чтобы просто признать этот факт – им было неловко от того, что другой человек начнет чувствовать себя слишком обязанным.

Рассказывать детям сказки – явление универсальное. Только подумайте: детям сообщают заведомо ложные факты (типа Деда Мороза), которые неизбежно приведут к столкновению с реальностью, и это без всякой причины! А ведь реальный мир тоже полон прекрасных историй, пусть и отчасти приукрашенных, что хорошо известно писателям. Мы всегда предпочтем слегка приукрашенную правду откровенному вымыслу: мы читаем романы, а не сказки, и смотрим художественные фильмы, а не комиксы. Возможно, родители рассказывают детям вымышленные сюжеты с целью оградить их от реального мира и сильнее привязать к себе. В такой ситуации родители становятся мостиком между сказкой и реальностью, связующим звеном между ребенком и реальным миром.

Как бы то ни было, сказки, и в частности вымышленные истории рождения, – общепринятая вещь во всех семьях. Их нельзя считать ложью в таком же смысле, как намеренное искажение фактов в корыстных целях. Родители понимают, что такие сказки – явление временное и дети, повзрослев, распрощаются с ними.

И здесь мы подходим к Библии. Как должно выглядеть описание Творения для варваров бронзового века? Вряд ли в нем можно рассказывать о ДНК и эволюции людей от гоминидов, обезьян, млекопитающих, рептилий и так далее вплоть до водорослей. Должна быть определенная корректность в изложении фактов, и она присутствует: небо и земля получили форму, а не сотворены из ничего. После мощных хаотичных процессов наступило относительное спокойствие, черное небо просветлело и появился свет. Примечательно, что в Бытии не рассказывается во всех подробностях о том, как Бог создавал живые клетки, но говорится проще: «Да произрастет земля траву». Бог создал законы природы, и затем природа развивалась сама по себе. Таким образом, сообщение о творении отдаленно соответствует эволюционной теории о том, что растения появились самыми первыми. В воде зародилась рыба и рептилии, затем появились птицы – мы снова видим привычный эволюционный порядок. Как и в первом стихе, Бог здесь формирует что-то из чего-то уже существующего, а не создает из ничего. Здесь вполне можно увидеть законы природы, по которым один организм формируется из другого. Позднее по тексту появляются млекопитающие, а человек венчает процесс творения.

Конечно, эту историю можно было передать более точно. О людях и других млекопитающих говорится, что Бог их именно «создал», а не просто «придал форму». В тексте не прослеживается концепция о развитии одних форм жизни из других. Ничего не говорится о бактериях. Но вопрос в другом: почему мы вообще ожидаем от библейского повествования буквальных фактов? Мы верим, что Тора отражает, пусть и с небольшими правками, слово Бога. Из этого не следует, что историческое повествование Торы должно быть точным до последней буквы. Вспомните о сказках, которые вам рассказывали в детстве – ведь родители говорили вам неправду. Пусть у Бога истина, но почему у него не может быть еще и чувства юмора или отеческой заботы, почему он должен излагать только сухие факты и никогда не использовать сказки и притчи?

Главное содержание Торы – действия. Она учит нас, что делать. Заповеди понимаются буквально, а остальное не более чем иллюстрация. Возьмите Талмуд или любой современный юридический комментарий: законы буквальны, но примеры часто придумываются.

Для веры в Тору нет необходимости жертвовать эволюцией, историей или здравым смыслом.