Поверхностные исследователи говорят о хороших отношениях между евреями, мусульманами и христианами в османскую эпоху, что якобы доказывает, что отношения ухудшились только с появлением сионизма. Это неверно. Власть османов, как любой тоталитарный режим, одинаково подавляла все группы, так что ни одна не могла надеяться на доминирование. Когда конкуренция невозможна, группы сотрудничают или как минимум сосуществует без особого насилия. Когда тоталитарный режим османов уступил место относительно слабой британской оккупации, и евреи, и мусульмане получили надежду на доминирование. Таким образом, началась нормальная конкуренция групп. При отсутствии внешнего давления вспыхивает национализм; вспыхнул он и в Палестине. Похожая ситуация имела место и в арабских странах, где не было сионистов. В Египте рядовые евреи и арабы мирно сосуществовали вплоть до 1920-х годов. Неверно объяснять враждебность египтян к местным евреям действиями сионистов в Палестине. Египтяне-националисты были не менее враждебны к арабам-христианам и иностранным гражданам. Хотя ясно, что сионизм превратил евреев во врагов Египта, тем не менее, египетский национализм – как и национализм палестинский и любой другой – активно искал себе врагов и в любом случае нашел бы их в лице евреев. Тот факт, что арабы нападали и на евреев-несионистов, показывает, что сионизм не имеет значения для арабской ксенофобии. Как ни покажется странным, но тоталитаризм обеспечивает внутренний мир в стране. Свобода же предоставляет одной или нескольким группам шанс утвердить собственную гегемонию и подчинить других; обычно группы не упускают этот шанс. Однородные общества выдерживают испытание свободой потому, что в них нет четких групп и, следовательно, почвы для ксенофобии. С другой стороны, мультикультурные общества при появлении свободы почти неизбежно разрушаются. Насилие прекращается только после того, как одна из групп устанавливает непререкаемую гегемонию над другими группами либо просто истребляет их. Сегодня палестинские арабы борются с евреями только потому, что евреи дали им надежду на успех. Если вести жесткую политику и лишить арабов надежды на доминирование и собственное государство, это быстро положит конец их национальным чаяниям и установит продолжительный мир.

Сегодня ультралевые благоволят арабам, хотя и без взаимности. Арабы презирали такое отношение к себе с самого начала. Социалисты принимали арабов в еврейские профсоюзы начиная с 1920-х годов. Но арабы даже отказались от помощи евреев в создании собственных профсоюзов. Тогда арабский национализм еще не был таким, какой он сегодня, и на повестке дня еще не стоял вопрос о еврейском суверенитете над Палестиной. Как в других странах, в Израиле социалисты разрывались между интернационализмом и симпатиями к евреям – со временем победило второе. Так социалисты начали принуждать еврейских предпринимателей брать на работу только евреев – якобы чтобы превратить евреев в нацию рабочего класса, но на деле, скорее всего, чтобы ликвидировать безработицу среди евреев. Арабы социалистов просто не беспокоили.

Ненависть арабов к завоевателям ни для кого не секрет. Ксенофобия – мощная эволюционная черта, способствующая сохранению групп. Представьте, если бы европейские евреи прибыли в едва населенную Сибирь и объявили там о суверенитете; русские противостали бы им точно так же, как и арабы. Русским было не по нутру даже то, что евреи скромно жили среди них – они разрешили им селиться только в западных районах Российской Империи. Коммунисты же вернулись к этнической сегрегации и переселяли евреев в Сибирь. Когда в Америке закрылось окно неограниченной иммиграции, она запретила въезд даже еврейским беженцам из горящей Европы; представьте, какой была бы реакция американцев, если бы туда устремились европейские евреи и потребовали создания еврейского государства в Нью-Йорке. Израиль запрещает въезд в страну беженцам из Дарфура, которых евреи так любят – на бумаге. Так почему же арабы должны приветствовать еврейских беженцев? Давайте признаем: евреи отправились создавать государство на Ближний Восток только потому, что у нас не было шансов создать его в Европе. Арабы совершенно правы, когда говорят, что европейцы избавились от евреев за счет арабов. Европейцы поддержали еврейское государство в Палестине вовсе не по историческим или религиозным соображениям: если бы это было так, они бы сегодня не заставляли Израиль отдать арабам Иудею и Иерусалим.