Скоро Евросоюз и ООН признают временное палестинское государство в границах 1948 года. Вето США в Совете безопасности не умалит значимости резолюции, поскольку резолюции ООН в любом случае не обязательны для исполнения. Если резолюция одобрена Генеральной Ассамблеей, то отсутствие формальной ратификации Совбеза не столь принципиально. Если ООН одобрит границы Палестины, в этом не будет ничего принципиально нового: после войны 1967 года ООН уже подтверждала, что Израиль незаконно оккупирует эту территорию. Что еще хуже, это признал и Израиль. Поэтому протестовать уже поздно. Однако во всем этом нет большой проблемы по той причине, что в ООН нет никакого механизма принудительного исполнения резолюций. Израиль и арабы нарушили уже столько резолюций, что очередная невыполненная резолюция погоды не сделает, особенно учитывая, что ее никто не воспримет всерьез: даже арабы не рассчитывают, что Израиль отдаст Стену плача и правительственные районы по ту сторону линии перемирия 1949 года. В этом смысле резолюция ООН будет заранее обречена на провал: она будет сформулирована настолько широко, что практические проблемы в ней не будут упомянуты, это будет просто одобрение линии перемирия. Поскольку все, в том числе арабы, понимают, что граница в любом случае потребует корректировок, резолюцию нельзя будет автоматически претворить в жизнь: для ее выполнения нужно будет сначала ректифицировать границу – а мы и так занимаемся этим последние двадцать лет.

Фиаско ЮАР – наглядный пример того, что мир не может слишком долго терпеть какую-либо проблему. Израиль не может решить свою проблему уже 43 года, и с каждым годом палестинской борьбы она становится все острее. Арабский терроризм на Западе дает нам передышку, но одновременно усиливает голоса на Западе, призывающие давить на Израиль в направлении уступок. К счастью, после смерти Арафата у палестинцев уже нет харизматичного лидера, который выглядел бы на западном телевидении столь же благовидно, как другой террорист – Нельсон Мандела. Отношение к нам Запада зависит от нашего собственного настроя: никому не интересно заниматься безнадежной проблемой. Израиль может с одинаковым успехом подавлять палестинский национализм или специально затягивать переговоры, главное – подчеркивать, что и то, и другое безнадежно. Даже переговоры можно представить как безнадежные. Если Израиль не будет объявлять об успехах мирного процесса, западные активисты быстро потеряют к нему интерес.

С точки зрения мировых лидеров, выполнение требований палестинцев – это единственный способ успокоить прессу и заинтересованные группы. Израиль может разрушить эту иллюзию, объяснив миру, что от палестинского государства будет больше проблем, чем от его отсутствия: Израиль будет вынужден атаковать его в полную силу после каждого теракта (а их будет много), и в итоге весь регион погрязнет в войне.
Израилю нет смысла отказывать палестинцам в передаче земли. В конечном итоге за «оккупацию» Западного берега мы получим ровно те же санкции, что были бы и за выселение арабов. Зато, выселив их и пережив несколько лет санкций, мы получим прекрасное однородное государство.