В Катастрофе, Бог уничтожил не только евреев, но и иудаизм Изгнания – религию, которая игнорирует жизнь за окном. Когда евреи отправились в Изгнание, мудрецы создали ограду вокруг закона – внебиблейский свод законов, призванных защитить заповеди. С возникновением еврейского государства необходимость в такой ограде отпала. Евреи должны сделать святой всю свою страну, а не думать только о личной святости, как лучшие из нас привыкли в Изгнании. Объективно, Холокост стал тем переломным моментом, который должен был положить конец религии Изгнания и расчистить место для настоящего иудаизма. Но на деле этого не произошло: ортодоксальные евреи уцепились за проверенное временем понятие индивидуальной чистоты, что позволило им пренебречь внешними мерзостями, творящимися в Израиле. Они предпочитают миллион бессмысленных правил нескольким главным заповедям: они заранее отрывают туалетную бумагу перед субботой, но игнорируют заповедь очистить Землю Израиля от туземцев и язычества.

Иудаизм Изгнания в Израиле открывает двери для самых нееврейских моделей поведения: за пределами полузакрытых ортодоксальных общин пышно расцвел пустой сионизм. Но израильтяне в третьем поколении, не испытавшие на себе антисемитизма – главного объединяющего фактора евреев – выбросили свой сионизм, заменив его на винегрет из расизма, ура-патриотизма и ненависти к арабам. Еще немного, и постсионисты начнут тащить в суды религиозных евреев за разжигание ненависти – цитаты из “Тании”, “Шулхан арух” и Талмуда.

Иудаизм – это единственная жизнеспособная национальная идеология для евреев. Иудаизм в своей первоначальной роли, как практический образ жизни в Святой земле; иудаизм патриотичный, воинственный и гордый. Иудаизм позволяет благословлять артиллерийские снаряды и изображать менору на танках. Такой иудаизм не так далек, как кажется. Служба в армии теряет популярность в школах Тель-Авива, и армия будет вынуждена открыть двери для обладателей черных кип, ортодоксов и харедим, которые изменят ее характер. Когда армия примет их условия, от кошерной пищи до кошерных методов войны с Амаликом, государство евреев станет еврейским государством.

Иудаизм Святой земли по Торе привлекателен для обоих полюсов спектра. Евреи-атеисты – и я знаю множество примеров – обнаружат, что иудаизм является единственной жизнеспособной основой для их патриотизма и сионизма, и станут умеренно религиозными. Харедим – и я знаю несколько примеров – обнаружат, что за пределами их общин есть реальная жизнь, и отбросят некоторые суеверные обряды, которые чтут сейчас.

Закончилось время, когда мы молились о возвращении в Иерусалим и сохранении иудаизма. Мы сохранили иудаизм и вернулись в Иерусалим.

Религиозные евреи должны выйти за пределы своего мирка, потребовать исполнения законов Торы всеми – от Кнессета до кибуцев и арабских деревень, и сделать эту землю святой. В такой стране, в собственной стране, нам больше не понадобится ограда вокруг закона.