В высшей степени нелепо сравнивать Иран с нацистской Германией. Главной отличительной чертой нацистов была последовательность: они доводили до логического завершения традиционные немецкие черты. Для немецкого общества были характерны антисемитизм, милитаризм, дисциплина, экспансионизм, шовинизм и ксенофобия. Немцы сражались как друг с другом, так и против других европейцев. Хотя национализм разжигался искусственно, с целью объединить немцев, все же он соответствовал исконным немецким чертам – шовинизму и ксенофобии. С незапамятных времен немцы были дисциплинированными и безжалостными солдатами. Скажем, швейцарцев и датчан тоже отличал милитаризм, однако они давно миновали этап собственного национального строительства и потому стали мирными. Между тем для нацистской Германии этот этап был еще совсем свеж. Франция, Украина, Сербия и большинство других европейских стран могли бы с таким же успехом устроить Катастрофу; Украина так и сделала в начале двадцатого века, а Франция небезуспешно помогала немцам проводить Катастрофу в жизнь. Хотя очень немногие немцы приняли активное участие в геноциде, остальные молчаливо согласились с ним. То же происходило во Франции, Италии и других странах. Антисемитизм неотъемлемо присущ христианской культуре, и в Европе он особенно активен. В Америке антисемитизм никогда не поддерживался официально, и хотя американцы не любят евреев, маловероятно, чтобы они могли организовать геноцид.

Мусульмане Ирана, шииты - не нацисты

Ничто из этого не относится к Ирану. У этой страны напрочь отсутствует антиеврейский «послужной список», типичный для Германии и Европы в целом. Да, большинство иранских евреев предпочли эмиграцию, однако они сделали это либо из националистических (Израиль), либо из экономических (Америка) соображений. Те же, кто остались в Иране, не подвергаются преследованиям. Глупо сравнивать ситуацию в Иране с систематическими жестокими преследованиями евреев в современной Сирии, где они справедливо считаются израильской пятой колонной, и тем более с тем, что происходило в Германии. Даже в 19-м веке у немецких евреев не было полного гражданства, и популярные политические партии неистово протестовали против равноправия евреев. В немецких газетах регулярно публиковались антисемитские статьи и карикатуры, что немыслимо для Ирана, где проводят четкую линию между сионизмом и иудаизмом и где даже антисионистская пропаганда не имеет накала яростного антисемитизма Германии. В отличие от Ирана, немецкой культуре органически присущ антисемитизм; единственным исключением был короткий период Веймарской Республики. Антисемитизм в Германии процветал что в 14-м, что 20-м, что в 21-м веках.

Не будет большим преувеличением предположить, что Иран, хотя и терпим к евреям, может уничтожить сионистское государство. Однако принимая во внимание историю Ирана, такой сценарий выглядит крайне маловероятным. В современной истории Иран никогда не отличался экспансионизмом и агрессивностью. Даже в ситуации с островами Тунб Иран упорно придерживался дипломатических методов, пока эмират Шарджа тайно не попросил вторгнуться на Тунбы, чтобы эмир смог уступить остров превосходящему противнику и таким образом сохранить лицо. Вмешательство Ирана в Ливане даже близко не сравнится с сирийским. Да, Иран поддерживает освободительные движения в Ливане и Палестине, но ведь и Израиль поддерживает курдов. Почти все крупные страны поддерживают то или иное иностранное освободительное движение, чтобы расширить сферу своего влияния.

Если Иран настолько хорош, то почему тогда арабы так паникуют по поводу его ядерной программы? Потому, что Иран строит шиитскую империю. В отличие от суннитов, шииты хранят верность аятоллам, а не стране проживания. Шиитское влияние в суннитских странах – это постоянные народные волнения и ослабление местных властей. Арабы обычно поддерживают сторону сильного, и ядерный Иран способствует росту популярности шиитской версии ислама. Египет больше не сможет свободно разруливать внутриарабские конфликты, и весь баланс сил сместится. Впрочем, арабы всегда с готовностью перестраиваются: недавно мы уже увидели, как Египет и Саудовская Аравия укрепили свои отношения с Ираном.

Иран за счет своих ядерных ресурсов прикроет Сирию и Ливан от израильских ударов, но бомбить Израиль не станет. В отличие от германской армии, иранская неэффективна и не может вести мобильную войну. Иранские баллистические ракеты уязвимы для израильских ПРО и не принесут статистически значимого ущерба. Иранская экономика страдает от санкций и низкой эффективности, так что иранцы не смогут по примеру немцев осуществить тайную милитаризацию. Иранское клерикальное руководство очень консервативно и контролирует Ахмадинежада, в отличие от германского парламента, который не мог влиять на нацистов.

И все-таки ясности немного. Иран использовал против Ирака химическое оружие и в ответ получал тем же. Иран проводил солдат-подростков по минным полям для активного разминирования. В бессмысленной (хотя и оборонительной) войне с Ираком он потерял невероятное число солдат. Иран может ответить химическим и радиологическим оружием на атаку Израилем своих ядерных объектов, и пренебречь последствиями. Более того, никаких последствий и не будет: Израиль не сможет вести с Ираном продолжительную войну, эта страна слишком велика и слишком далека. Вероятный сценарий – обмен ракетными ударами. Израильский истеблишмент бьет тревогу по поводу иранской ядерной угрозы потому, что эта угроза позволяет ему закрывать глаза на собственную неспособность противостоять совершенно реальной, достоверной и серьезной ядерной угрозе со стороны Пакистана и Северной Кореи, которые наверняка передадут ядерное оружие арабским режимам и террористам.

Сам факт существования иранской ядерной военной программы небесспорен. Если бы у Америки были однозначные доказательства наличия у Ирана военной программы, Буш представил бы их после того, как ЦРУ в своих разведданных дискредитировало его антииранскую политику. Американская администрация подготовила для МАГАТЭ как минимум две сводки с целью вынудить мировое сообщество ввести санкции, и ни в одной из них не было серьезных доказательств наличия у Ирана ядерной военной программы. Израиль тоже предоставил США все имеющиеся у него данные по незаконной деятельности Ирана, однако ЦРУ, МАГАТЭ и дипломаты сочли их неубедительными. А ведь Израиль пытается получить поддержку мирового сообщества в своем противостоянии с Ираном, так что опубликовал бы любые имеющиеся данные. Информация о том, что такая-то программа разрабатывается таком-то месте, вовсе не поставит под угрозу жизни разведчиков. Впрочем, в данном случае мы не можем оперировать вероятностями.

Итак, Иран – это угроза, которую имеет смысл уничтожить. Однако у Ирана нет ничего общего с нацистской Германией.