Народы не похожи друг на друга. Разница часто незаметна, однако в комплексных адаптивных системах небольшие различия часто приводят к большим результатам. Корея развилась, а Вьетнам – нет. У Сингапура развитая экономика, у Малайзии – отсталая. Япония превратилась в центр технологий, Китай не смог. Глядя назад, во всех перечисленных случаях можно выделить различия. У Кореи сильная культура образования; Сингапур имеет превосходных лидеров, которые смогли привлечь наиболее трудолюбивых иммигрантов из числа китайцев и индусов; японская культура основана на тысячелетних традициях дизайнерского искусства. С другой стороны, Вьетнам был обременен коммунистическим режимом; Китай слишком велик, чтобы испытывать нехватку рабочей силы и следующий за ней рост заработной платы – необходимое условие для начала экономического подъема; Малайзию, вероятнее всего, сдерживает исламская культура.
Экономика развивается кластерами. Успех порождает успех. Успешные экономики постоянно самосовершенствуются, а блеклые общества остаются далеко позади. Современное производство и сельское хозяйство не требуют больших человеческих ресурсов, а многие народы мечтают зарабатывать физическим трудом. Нескольким азиатским странам повезло воспользоваться конкурентным просветом послевоенной мировой экономики. США значительно превосходили другие страны по уровню зарплат, спрос был высоким, а предложение недостаточным, появилось много новых технологий, при этом тарифные барьеры были умеренными. Теперь это окно в мировую экономику надолго закрыто – до следующего кризиса либо технологической революции.

Академики могут вечно спорить о том, что не так с мусульманскими обществами. Один из очевидных ответов – жаркий климат, не способствующий сельскому хозяйству и общественному развитию. Однако этот ответ не объясняет, почему тайцы дружелюбны, а их соседи-индонезийцы ксенофобны. Он способен объяснить слабое развитие Саудовской Аравии, но не Ирана. Иран – сельскохозяйственное общество с тысячелетней историей, с развитой государственностью, относительной религиозной терпимостью, с неарабским населением; эта страна развита значительно лучше, чем ее арабские соседи, но гораздо хуже, чем современные азиатские экономики.
Можно привести много и других объяснений, но кому это нужно? Факт остается фактом: мусульманские общества – аутсайдеры мировой экономической гонки, и в обозримом будущем эта ситуация не изменится. Израиль окружен государствами-неудачниками, как развитый город окружен трущобами.

Призывы к миру утопичны.