Евреи, рожденные в Израиле и проникнутые духом мужского шовинизма, который стал возникать после феноменальной победы в Шестидневной войне 1967 года, удивляются – почему это европейские евреи вели себя «как овцы, которых ведут на бойню»? Почему они дали себя убивать? Почему они не сражались?

Нынешние евреи, которые ищут примирения с Германией, утверждают, что их братья, погибшие в Катастрофе, вели себя не достойно, не так, как подобает людям. На самом деле, евреи поколения Катастрофы вели себя вполне обычно.
Возьмем отважных русских, у которых никогда не было «ментальности гетто». Они не сопротивлялись сталинскому террору, унесшему миллионы жизней. Во время второй мировой войны русские пленные сотнями тысяч гибли от голода, но не восставали против немецких охранников.
Ни одна нация не претендует больше на «нормальность», чем американцы, но американские пленные точно так же деградировали в немецких лагерях, как и русские. Американцы соглашались со своим правительством, когда оно посылало американских солдат на убой на бессмысленную войну во Вьетнам, а сегодня – в Ирак. Французы и англичане предпочли погибнуть в мясорубке Вердена, чем поставить под сомнение право своих правительств посылать их на смерть.

Евреи, погибшие в Катастрофе, виновны в осквернении имени Всевышнего, поскольку подчинились своим убийцам. Но у них хоть есть оправдание в истории антисемитизма, в многочисленных преследованиях и погромах, пережитых ими незадолго до Катастрофы. Во время Катастрофы, евреев готовили к смерти. Немцы, и их литовские, украинские помощники, сокрушали человеческое достоинство евреев различными издевательствами перед тем, как убить их. Во многих случаях, приближающуюся смерть от евреев скрывали. Когда евреи переставали надеятся, действовать было уже поздно.
У евреев Израиля этих оправданий нет.

Идеология и намерения исламских стран ясны: они не допустят существования еврейского государства на Ближнем Востоке.
Целью ядерных программ Северной Кореи, Пакистана, Ирана является Тель-Авив. Нелояльность к еврейскому государству (или скорее, собственный национализм) израильских арабов виден всем и каждому. При наступлении кризисной ситуации достаточно многие из них побегут убивать евреев.
Практически каждое действие израильского правительства – это предательство собственного народа: от передачи Храмовой горы мусульманам до оправки гуманитарной помощи арабам Газы. Плоды «мирного процесса» с врагом, о котором было заранее было известно, что он хочет нас уничтожить, ни для кого не секрет – более 7 тысяч израильтян стали жертвами «мирного процесса», но процесс этот продолжается, как ни в чем ни бывало, а его организатор стал президентом страны.
«Дорожную карту» каждый может увидеть в Интернете. Создание палестинского государства оставляет от Израиля полоску шириной 14 км. Большая часть территории этого «Израиля» – пустыня Негев. Самонадеянные израильские евреи позволяют себе насмехаться над памятью жертв Катастрофы. Но сами израильтяне ведут себя куда менее достойно, чем евреи поколения Катастрофы, которые, по мнению израильтян, шли «как овцы на заклание». Израильтяне идут навстречу своей смерти как ослы. Овцы соглашались со своей судьбой, ослы просто предпочитают о ней не думать.

В утопии «Государство» Платон оставлял право голосования лишь военной аристократии. И это правильно – права должны принадлежать лишь тем, кто способен за них бороться, и в случае необходимости, погибнуть.
Фиктивная израильская «демократия» занимается промывкой мозгов ослам, с тем, чтобы они выбрали себе правительство, которое потом принесет своих избирателей в жертву кровавому Молоху «мирного процесса».

Евреи поколения Катастрофы, по крайней мере, не голосовали за своих палачей.

voting for Holocaust