В ливанской войне у Израиля не было четких политических целей, поэтому, как утверждает отчёт Винограда, армия указывала курс правительству. Штаб армии знал, что нужно предпринять на тактическом уровне, но отсутствие стратегического планирования обрекло эту войну на невозможность победы. Я описывал эту проблему ещё в июле 2006 года.

Хамас действует по северному сценарию на юге, копируя каждое движение Хезболлы: роет туннели, завозит десятки тон взрывчатки, запускает огромные количества дешёвых, примитивных ракет и открыто тренирует свое полу-официальное ополчение. Точно так же, как Хезболла, Хамас выиграл выборы и лелеет лояльность народа через программы соцобеспечения, ясные и привлекательные цели восстановления арабов в правах владения землёй и наказания еврейского государства, и жёсткую оппозицию иностранному влиянию и коррупции. Хамас и Хезболла испытывали нервы Израиля на прочность мелкими нарушениями соглашения о прекращении огня, прячась за спинами арабского мирного населения.

Израиль реагирует на Хамас точно так же, как он реагировал на Хезболлу: с кувалдой против щепки. Мирное арабское население, погибшее от израильских атак, служит отличной рекламой для боевиков. Как в Газе, так и в Ливане, Израиль сражался непонятно за что: Хамас и Хезболла требовали то, на что Израиль и так уже согласился – ухода с арабских земель. Хезболла потребовала смехотворно крошечную территорию ферм Шебаа и возможно, Голанские высоты, которые даже хромой ястреб Либерман согласился вернуть Сирии. Хамас требует ухода Израиля из Иудеи и Самарии, на что Израиль уже давно согласился.

Даже если Израиль уйдёт с Шебаа, Голан, Иудеи и Самарии – мира не последует. С какой стати Хамас и Хезболла откажутся от тактики, которая доказала свою эффективность? Если ракетные обстрелы заставили Израиль поступиться огромными территориями, то продолжающиеся атаки тем более вынудят Израиль передать Восточный Иерусалим палестинцам, которые и так контролируют его большую часть. У Хамаса и Хезболлы нет причин прекращать атаки, и они будут возобновлять их каждый раз, когда Израиль совершит какую-нибудь несправедливость, вроде закрытия своих границ для палестинских рабочих-мигрантов или судебного преследования арабских предателей, таких, как Бишара. Внешне, у Израиля нет никаких причин противостоять Хамасу и Хезболле – уже обо всём договорились – по существу же, таких причин очень много.

Крошечный Израиль не сможет выстоять в длительной войне. Даже примитивные арабские ополчения ведут ракетный обстрел его городов от Хайфы до Сдерота. У Ирана с Сирией это получится даже лучше с их арсеналами ракет среднего и дальнего действия. У Израиля есть один выбор – эффективное устрашение. Неважно, разумны требования врага или нет. Израиль должен периодически напоминать своим врагам, что атаки на его города абсолютно непозволительны. Ответные бомбардировки Южного Ливана или Газы не решат политической проблемы ухода Израиля с территорий. Набеги израильской армии на Газу ничего не достигают: Хамас – народная партия, которую невозможно истребить вежливым вторжением; только мощные жестокие репрессии против гражданского населения искоренят народную поддержку повстанцев. В стратегическом отношении, военная операция в Газе смогла бы преподать урок арабам: Израиль обстреливать не стоит.

Израильское правительство сопротивляется вторжению в Газу, поскольку иностранцы требуют продолжать мирный процесс под огнём противника. Хамас и Хезболла, верные своим избирателям, не сдаются перед лицом международного давления, которое, поэтому, концентрируется на Израиле. Иностранные правительства не волнует безопасность Израиля, а руководство Израиля ставит свои европейские контакты и американскую помощь выше еврейских интересов. Вторжение в Газу заклеймит разрушение Гуш-Катифа, как серьёзный просчёт в военной сфере: поселения обеспечивали безопасность самому Израилю, и армия в Газе защищала Израиль, а не поселенцев. В засорённой политической атмосфере Израиля, избиратели с промытыми мозгами не пикнут по поводу ухода из Иудеи и Самарии даже после военной операции в Газе, но леваки не желают рисковать и пытаются не допустить вторжения.

Хамас перегнул палку. Он не Хезболла. У Хамаса нет надёжного поставщика оружия, как Сирия у Хезболлы. Внешние границы Газы намного короче, чем у Ливана, и армия Израиля может практически перекрыть контрабанду оружия Хамасом. У Хамаса также нет источника независимого финансирования, такого как героин у Хезболлы, и деньги у него закончатся очень быстро, сразу же после того, как Израиль займёт Газу. В Ливане, армия Израиля опиралась, в основном, на размытые данные военной разведки; в Газе ШАБАК хорошо знает боевиков. В Ливане-2006, АОИ должна была выполнять всю работу сама; в Газе, у Израиля будет абу-мазеновский эквивалент Армии Юга Ливана, всегда готовый схватиться за оружие, если дело касается членов Хамаса.

Лёгкость вторжения в Газу может стать причиной его краха. Если правительство, удовлетворённое прекращением ракетных обстрелов, решит прекратить вторжение, не искоренив Хамас, арабы будут утверждать, что победа осталась за ними, как это произошло в Ливане. Израиль должен войти в Газу только если правительство четко решило раздавить Хамас.