Стычка правительства с раввинскими судами вновь высветила неудобный вопрос: кто является евреем? Израиль никогда не был светским государством; раввины установили критерии гражданства. Теперь, либеральное атеистическое государство отказывается расстаться с традиционным – религиозным – определением еврея и избирает нелепый вариант – реформировать раввинские суды. Другие либеральные демократии  секуляризировались; израильское государство yзурпировало контроль над религией.

Израиль превратился в смесь общественных систем: государства еврейского – атеистического – закрывающего глаза на этнические различия. Единственная альтернатива религиозному определению еврейства – происхождение по крови. Подобное генетическое определение вызывает сомнения в отношении многих евреев, чью линию предков невозможно проследить, и запрещает присвоение еврейства вновь прибывающим. Критерий по линии крови противоречит традиционному определению еврейства через религию и гарантирует гражданам Израиля – неевреям неполноценность в еврейском государстве. Обращение в нашу религию – единственный способ обеспечить равноправие нееврейских граждан в еврейском государстве. Израильское правительство должно оставить религиозное определение еврейства, чтобы государство оставалось и еврейским и сколько-нибудь демократическим. Но тоталитарная машина хочет сама раздавать гражданство, а не оставить эту функцию в ведении религиозных кругов.

Возможность перехода в другую веру не разрешает вопроса внутренней несовместимости еврейского государства с демократией, которая не признает этнических и религиозных различий. Даже если предложить арабам наиболее либеральную процедуру обращения, они не перейдут в иудаизм. Столкнувшись с проблемой растущего числа арабов и других неевреев, израильское правительство оставит идею еврейского государства и обратится, вместо того, к израильскому национализму. Израильская нация будет включать в себя арабов, славян, негров, мусульман и христиан. Еврейское государство будет заменено демократией, не делающей этнических различий.

Правительство, скорее всего, проведёт черту между религиозными евреями и остальными израильтянами, объединив, таким образом, евреев-атеистов с арабами и прочими. Израильские евреи-атеисты будут, соответственно, лишены своего еврейства; ускорится ассимиляция. Обряд раввинского обращения в религию – неприятен, а в ряде моментов просто глуп. Учитывая большое число евреев – атеистов, имеет смысл согласиться с переходом в иудаизм тех симпатизирующих неевреев, которые уже находятся в Израиле. Отчуждать их и их полу-еврейских детей – непрактично. Раввины, впрочем, правы, возводя барьер, который должны перейти новообращённые. Перед лицом опасности от сотен миллионов враждебных арабов, находящихся поблизости и враждебности большинства христианского мира, новые евреи должны быть устойчиво лояльны к народу Израиля. Этот барьер при обращении, пусть и высокий, не должен быть оскорбительным. Вместо того, чтобы учиться рвать туалетную бумагу впрок перед Шаббатом, прозелиты могут доказать свою преданность еврейской нации другими, более практичными путями, например, селясь в пограничных городах Израиля – что многие из них и так делают.

Потенциальные новообращённые часто упрекают раввинские суды за то, что те заставляют их становится “скорее религиозными, чем евреями”. Но мы не знаем иного пути к еврейству, как только через религию. Альтернативой был бы курс по еврейской истории и кулинарии – очевидно несостоятельное предложение. Прозелиты жалуются также, что по окончании занятий им не гарантирован переход в иудаизм. Хотя раввинские суды действительно обманули многих кандидатов, прилично знающих предмет иудаизма, успешное обращение в иудаизм гарантировать нельзя. Навряд ли в Израиле существует опасность массового фиктивного обращения в иудаизм; у нееврев, которые уже находятся здесь, нет иных причин для прохождения гиюра, кроме  искреннего желания присоединиться к еврейскому народу. На фоне толп евреев-атеистов и левых, большинство обращённых много знают о иудаизме.

Раввины правильно отказываются признать еврейство многих славян, которые подают прошение об обращении в иудаизм, сохраняя при этом русскую культуру и ментальность. Закрытие русскоязычных средств массовой информации в Израиле увеличило бы число гиюров.

Judaism is not rabbis business