Решение суда Нью-Джерси разрешить однополые браки имеет политическую окраску. Три судьи, назначенные республиканцами, вынесли преднамеренно спорное решение, называющее союз однополых лиц – браком. Идея заключалась в том, чтобы привлечь внимание к нависшей со стороны либералов угрозе основным моральным ценностям и перетянуть избирателей на сторону республиканцев.

Данное решение противоречит решениям других судов по подобным вопросам. Например решению в Нью-Хемпшире по делу Бланшфлауров, где суд постановил, что отношения между однополыми партнёрами нельзя даже считать сексом. Судьи в Нью-Джерси проигнорировали критический вопрос: почему общество предоставляет льготы и привилегии семьям? Не потому, что семьи (муж и жена) склонны часто заниматься сексом – в противном случае внесемейные половые связи пользовались бы такой же защитой. Не для того, чтобы поощрять тёплые чувства – в противном случае компании добрых старых друзей, проводящими вечера в пивной, пользовались бы такими же льготами. Общества защищают семьи, потому что сказано: “Плодитесь и размножайтесь”. Общества поддерживают семьи, потому что семьи производят на свет детей, которые формируют общества. По этой же причине общество поддерживает и матерей-одиночек. В отличие от капусты, однополые пары не размножаются и не имеют прав на субсидии и налоговые льготы, предназначенные для семей.

(Неспособность понять причины субсидирования семей имеет лишь экономические последствия для Соединённых Штатов, но для Израиля эти последствия – политические. В Израиле мы хотим не просто больше детей – пригодные для жизни районы страны и так уже плотно заселены. В Израиле мы хотим больше еврейских детей. Политкорректное правительство Израиля субсидирует арабские семьи, которые на полную катушку используют еврейские деньги, размножаются быстрее, чем евреи, и за счёт этого постоянно снижают процент еврейского населения Израиля.)

Однополые пары никто не притесняет; они лишь не получают преимуществ, которые изначально не были для них предназначены. Лишённые детей (а гомосексуалистам и лесбиянкам совершенно определённо не должно позволяться брать на воспитание и развращать детей), однополые союзы не порождают неотъемлемых персональных прав, как обычные семьи. Однополые союзы не нуждаются в законодательном регулировании; гомосексуальные и лесбийские пары, желающие заниматься сексом, могут регулировать свои отношения посредством контракта.

Люди по-разному относятся и к культуре, отличной от их собственной, и к представителям других этносов. Ксенофобия – естественное и необходимое качество, которое определяет границы и цементирует общества. Мы недолюбливаем людей с чужими нам привычками; уточняю: не-долюбливаем, не нравятся они нам, а не ненавидим. Можем мы недолюбливать тех, кто вступает в сексуальные отношения с малолетними? С животными? С однополыми взрослыми?

Инцест, не производящий потомства – личное дело индивидуумов. У общества нет причин запретить отцу половые отношения с его взрослой дочерью. В век противозачаточных средств маловероятно, что такой секс приведёт к появлению детей и негативно скажется на потомстве. Цивилизованные общества не запрещают секс между умственно отсталыми людьми, которые могут произвести умственно отсталое потомство. Таким же образом либеральные общества не должны запрещать кровосмесительные браки. Тем не менее, они их запрещают.

Общественные ценности формируются веками, в результате несметного числа человеческих взаимодействий. Эти ценности нельзя ни обьяснить, ни формально доказать. Один вариант – принять их такими, какие они есть, другой вариант – подвергнуть их всех сомнению. Подвергнутые сомнению, ценности всегда разрушаются.

Апостол Павел встал перед подобной проблемой: отказавшись от еврейского Закона, Павел столкнулся с необходимостью регулировать жизнь христианских общин. В результате он разработал набор этических правил, произвольных и не менее ограничительных, чем еврейский Закон.

Тот факт, что этические нормы необходимы и в, то же время, их невозможно формально обосновать, даёт нам способ бороться с левыми. Два тысячелетия назад софисты разработали подход, позволивший им выигрывать споры с философами, которые, подобно современным левым, пытались формализовать этику. Софисты логически доводили взгляды своих оппонентов до очевидного абсурда.

Если разрешены однополые браки, нет формальной причины запрещать другие нестандартные браки. Почему отец не может жениться на дочери? Почему не могут трое, нет, лучше даже десятеро людей, вступить в брак? Почему человек не может бракосочетаться со своей милой овечкой?

Суд Нью-Джерси постановил, что люди равны, а посему имеют равные права на вступление в брак. Люди равны в правах независимо от пола, но так же равны независимо от числа. Десять человек имеют право создать одну счастливую семью. Мужчина свободен жениться на четырёх, да, впрочем, что там шариат - на десяти женщинах! Человек, который не нашёл родственную душу, имеет равные с остальными права и общество должно защищать его право на брак, хоть и на собаке. Гомосексуализм предположительно является естественной потребностью, но таковыми же являются зоофилия и некромания. Какой открывается огромный мир возможностей для бракосочетаний!

Как бы нелепо это ни звучало, подайте исковые заявления в местные суды, требуя разрешить жениться на собственной взрослой дочери, на нескольких знакомых женщинах, на собаке. Доведите левые идеи до абсурда. Пусть формальное правосудие встанет лицом к лицу с последствиями собственной глупости.