Мне часто задают этот удивительный вопрос. Возможно, люди принимают меня за протагониста ненависти, хотя я им не являюсь. Многие, возможно, большинство моих друзей – это не-евреи и арабы. И я гораздо хуже отношусь к евреям, отвергающим Закон, чем к представителям других национальностей, соблюдающим Законы Ноя.

Я действительно предлагаю принять жесткие меры в отношении врагов евреев. Сегодня ими являются мусульмане, но еще век назад ими были христиане, а 22 века назад это были иудеи-отступники. Но подобные предложения проистекают из рационального столкновения интересов, а не от абстрактной ненависти.

В Талмуде легко найти бесконечное количество высказываний, направленных против не-иудеев. С таким же успехом можно взять книги христианских мыслителей и найти там сотни антисемитских высказываний. Моисей Маймонид, вероятно, презирал не-евреев, но, как врач, лечил их.

Не стоит забывать и риторические традиции того времени. Политическая корректность появилась недавно, а до этого ораторы соревновались в стремлении заклеймить противника и повесить на него ярлык. Речи Иоанна Златоуста полны ненависти к евреям, однако он поддерживал дружеские отношения с раввинами.

Люди часто презирают тех, чьи нравственные устои уже, чем их собственные. Вряд ли вы будете высокого мнения о человеке, сидящем за соседним столиком в ресторане, который ест только ложкой, в то время как вы совершаете целый ритуал с ножом и вилкой. Аналогично, евреи, чьи моральные устои очень скрупулезны, могут не любить представителей других национальностей. Но нет никакой ненависти.