В книге Саида выдвигаются радикальные лозунги. Он ни разу не предлагает палестинскому государству ничего практического, и он не воевал с Израилем и не участвовал в демонстрациях за палестинское государство (и не имеет никакого отношения к беженцам из Палестины). Из Нью-Йорка он призывал палестинцев настаивать на своих нереалистичных требованиях вместо того, чтобы заниматься своей жизнью под терпимым израильским правлением. Он сохранял своё американское гражданство, поддерживая людей, которые радовались одиннадцатому сентября и другим атакам против Америки.

Саиду не хватает реализма, потому что он не понимает историю. Национальные границы постоянно меняются. Нации образуются, сменяют друг друга, исчезают. Баланс силы находится вне плоскости морали, и власть принадлежит тому, кто готов безжалостно реализовывать свои принципы, особенно когда эти принципы не включают убийства и грабежи, а только желание восстановить библейскую страну. У палестинского государства нет шансов. Палестинское государство не имело своей особой культуры, привязанности к стране, национальной или религиозной самобытности – фактически палестинская нация сформировалась только в процессе противостояния с Израилем. Палестинцы всегда были территориально рассредоточены и переселение палестинцев фактически ничего не изменило: евреи их не любят как заклятых врагов, а другие арабы – как негодяев и разбойников. Даже если палестинское государство будет создано, его арабские соседи поглотят его.