В эти времена тотальной ассимиляции евреев-атеистов Диаспоры Богу пришлось дать нам решение проблемы. Нравится вам это или нет, но это решение – израильская нация.
Не та нация в широком смысле гражданства, в которую входят израильские арабы и негры-христиане, но нация, включающая негалахических евреев, которым случилось оказаться в Израиле. У меня тоже есть много вопросов насчет евреев по прадеду, в жилах которых гораздо больше крови антисемитов, чем евреев. Но у нас нет другого выбора, кроме как интегрировать их. Альтернатива только одна – оттолкнуть их, как Иехошуа бен Перахия оттолкнул их духовного предка, но тогда, подобно ему, они объединятся с врагами Израиля – его арабскими гражданами. Негалахические евреи (более точно, евреи, не являющиеся галахическими) хорошо сражаются с арабами, но у них нет причин уклоняться от мирного процесса: их предки не повторяли веками, “В следующем году – в Иерусалиме”, и они не ощущают никакой связи с холмами Иудеи. Многие евреи-атеисты (давайте не будем называть их светскими – они атеисты) тоже не ощущают никакой связи, но это вопрос школьного образования.

У евреев есть огромный опыт интеграции иностранцев: идумеян, хазар, многих нееврейских женщин-прозелиток, на которых евреи женились веками. Нынешняя ситуация ничем не хуже: в Израиле живет около 800 тысяч нестандартных евреев и явных неевреев. В это число входят: негалахические евреи по отцовской линии, прибывшие в страну в 1980-х годах и позже; галахические евреи по материнской линии, но лишь с еврейской бабушкой или прабабушкой; дети смешанных семей, которые давно приехали в Израиль и обманом зарегистрировали обоих супругов как евреев, поскольку тогда еще верили на слово. Это около 17% израильских евреев – мы вполне в состоянии с этим справиться.

Во-первых, мы должны признать, что должны их интегрировать. Как? Начнем с евреев по отцу. Почему Талмуд объявляет евреями только детей еврейской матери? Потому что никогда не существовало проблемы детей еврейских отцов. Подумайте: вот еврей женится на язычнице. Но брак может быть только религиозный. Поэтому она должна принять веру перед свадьбой. Не так, как сегодня, с массой волокиты, а просто объявить о принятии новой веры. В результате еще до свадьбы она становится еврейкой. Вот в чем все дело: еврейский мужчина заведомо мог жениться только на еврейке, неважно, урожденной или обращенной. Следовательно, Талмуду и нет необходимости как-то описывать ситуацию с еврейством по отцу: то, что дети еврейского отца – евреи, ясно и так.

Еврейская мать – другое дело. Если еврейка нарушила заповедь и вступила в брак с язычником, ей приходилось принимать веру мужа, поскольку свадебная церемония – это всегда религиозная церемония. Затем она жила как нееврейка и поклонялась языческим божествам. Мудрецы Талмуда понимали всю сложность ситуации и тем не менее объявили, что дети бывшей еврейки считаются евреями. Это положение было предельно либеральным: потомки даже обращенных в чужую религию евреек считаются евреями. Даже если мать рассталась с иудаизмом, мудрецы считали ее потомков евреями, в надежде, что когда-нибудь они – или их дети – вернутся в иудаизм.

Это правило утратило практический смысл, когда христианство запретило обращение в иудаизм под страхом смерти. Дети смешанных браков, где мать является обращенной еврейкой, по закону считались христианами и не могли вернуться в иудаизм.

Здесь возникает проблема: когда сегодня евреи женятся на нееврейках, они редко заставляют их принять иудаизм. За редкими исключениями, такие семьи ведут нееврейский образ жизни. Чтобы жить как народы, не нужно делать ничего особенно: достаточно просто не делать ничего еврейского. Нееврейская жизнь – это не обязательно христианство; скорее, это просто отсутствие иудаизма. Но если исходить из такого определения, большинство еврейских семей в Израиле, смешанные и нет, ведут нееврейский образ жизни. Религиозному еврею лучше смотреть не на происхождение невесты, а на то, готова ли она вести еврейский образ жизни.

Итак, есть все причины считать детей еврейских отцов евреями. Если у человека евреем был только дед или прадед, то я считаю, что такой человек не еврей. Но давайте интегрируем их, как мы веками интегрировали других неевреев. Других вариантов нет: израильское государство намеренно скрывает информацию о степени еврейства граждан. На практике израильские евреи по деду все равно числятся евреями, и соответственно женятся на еврейках.

Если говорить о Диаспоре и космополитической элите, то здесь судьба евреев-атеистов ясна – они вступают в смешанные браки и исчезнут через два поколения. Потомки титанов сионизма – Герцля, Жаботинского и Бен-Гуриона – полностью ассимилировались. Но совсем другая картина в случае с обычными израильтянами, которые испытывают патриотическую связь с этой землей. Сейчас, когда галахическое регулирование стало чрезвычайно обременительным, нереалистично будет ожидать от них религиозности в ортодоксальном смысле. Вполне достаточно простого патриотизма. Он может подпитывать израильских евреев еще одно-два поколения, а затем появится обновленный, практичный иудаизм.

Подведем итог: среди евреев столько атеистов, что традиционное религиозное определение еврейства уже не работает. Атеистическая еврейская Диаспора уже потеряна: вступив в смешанные браки, они предали своих братьев и сестер, погибших в Катастрофе. Ассимилированные евреи отказались от главного долга перед убитыми товарищами – восстановить их семя. Дело обстоит иначе у израильских евреев и полуевреев: живя в еврейском окружении, даже атеисты ассимилируются весьма редко.

Оспаривая еврейскость по отцовской линии в отношении евреев, которые живут в Израиле, считают себя евреями и сражаются за евреев, мы передергиваем само определение еврейства. Какое-то время надо считаться с существованием израильской нации, но при этом ждать, когда она станет еврейским народом с должным уровнем религиозности.

галахический еврей, еврейство и израильтяне