С математической точки зрения еврейская благотворительность представляет собой проблему ограниченных ресурсов. Конечно, хотелось бы помочь всем и каждому: дать лучшую медицинскую помощь молодым и пожилым, помочь еврейским матерям, дать еврейским детям бесплатное образование и так далее, и тому подобное. Вся проблема в том, что ресурсы ограниченны. Что же делать?

еврейская благотворительность

Во-первых, делать нужно так, как сказано в заповеди. Тора требует платить десятину с основных продуктов питания. У евреев были кузнецы, гончары и другие ремесленники, но десятиной облагались только главные продукты питания. Мысль ясна: мы делимся с бедными пищей, но не предметами роскоши и излишками. Сегодня это означает предоставление питания и, возможно, общежития. Крайне спорный вопрос, должны ли бедные получать бесплатные медицинские услуги от государства: это выходит за пределы Торы и поднимает сложные этические проблемы. Сегодня здравоохранение крайне дорого – теоретически, на каждого пациента можно израсходовать любые суммы. Следовательно, какие медуслуги предоставлять: лучшие для некоторых или средние для всех? Финансировать дорогие хирургические операции или разделить ресурсы поровну, чтобы оказывать относительно недорогие услуги, не связанные с неотложной помощью? Отдавать приоритет пожилым или молодым? Тратить ли много средств, стараясь спасти людей с невысокими шансами на выживание, или отказаться от них и сконцентрировать ресурсы на пациентов с лучшими шансами? Не правительство должно решать все эти этические задачи, а частные благотворительные организации, одни из которых специализируются на молодых, другие – на пожилых и т. д.

Ясно, что мы хотим расходовать ресурсы эффективно. Что такое эффективность в еврейской благотворительной системе? По моему мнению, она определяется так: количество евреев через сто лет. То есть, если у нас есть миллион долларов, их нужно потратить так, чтобы в будущем получить максимальное число новых евреев. Это жесткое, но очень эффективное определение.

С точки зрения эффективности, я бы не стал использовать благотворительные фонды для помощи пожилым евреям. Также не имеет смысла тратиться на американских или украинских молодых евреев: скорее всего, они или их внуки все равно ассимилируются. Особенно абсурдны сверхдорогие еврейские школы диаспоры, которые взращивают евреев-антисемитов или, что еще хуже, левых космополитов-экуменистов.

Вот почему мне нравятся «Друзья Эфрат» (Friends of Efrat) – они эффективны с точки зрения затраченных средств. Эти люди не только честны – что редко в мире благотворительности – и действительно работают почти без административных издержек, но они еще и взращивают новых евреев с предельно низкими затратами. Вкратце, они занимаются тем, что отговаривают еврейских (не арабских) женщин от абортов, обещая помощь добровольцев и продукты для ребенка на сумму в одну тысячу долларов. Невероятная эффективность: тысячедолларовое пожертвование дает миру еврейского ребенка! Причем это израильский ребенок, который не ассимилируется. Удивительно также то, что в среднем эта тысяча долларов дает пять евреев, если считать три следующих поколения (внуков спасенного от аборта ребенка). Поскольку «Эфрат» действует уже больше тридцати лет, на подходе уже третье поколение спасенных.

Честно говоря, у многих наших ассимилированных читателей нет еврейских внуков. Вырастить несколько еврейских детей в Израиле – уже неплохой способ выполнить свои обязательства перед еврейским народом.

Есть ряд областей, которые нельзя в полной мере назвать благотворительностью, но которые важны с политической точки зрения. В таких областях можно небольшими ресурсами получить непропорционально большие политические дивиденды и сделать большее число евреев настоящими. Среди таких программ «Авода иврит» (Покупайте еврейское), форпосты, «Мишмерет Йеша» (курсы самообороны для поселенцев), несколько хороших программ религиозного образования.