Нет сомнений, что американские инициативы в Ираке потерпят неудачу. Не бывает такого, чтобы страна в одну ночь превратилась в либеральную демократию: для этого нужна длительная история накопления богатств, которая постепенно учит людей откладывать ружья и браться за микрофоны. Стабилизировать ситуацию в Ираке поможет только автократия. К автократии могут привести два сценария: появление сильного лидера наподобие Саддама или установление внешнего – иранского – контроля. Возможность установления религиозного режима в многоконфессиональном Ираке серьезно рассматривать нельзя.

Пока Америке удалось добиться с Ираном лишь перемирия, благодаря которому Иран стал меньше поддерживать иракских повстанцев. Кроме того, США отговорили курдов от политики открытого отделения от Ирака, а иракское правительство – от демонтажа де-факто автономного курдского государства. Даже если все основные иракские группы истребят в своих рядах террористов, они (группы) все равно найдут поводы ссориться друг с другом.

Ирак – это второй Ливан: религиозно разделенное государство, балансирующее между шатким порядком и кровавым хаосом. В Ираке все обстоит еще хуже, поскольку правительству вряд ли удастся полностью покончить с террористами. Как показывает пример Израиля, даже небольшой инцидент с несколькими жертвами благодаря прессе превращается в скандал. Сейчас иракцы радуются спаду насилия, но пройдет несколько лет, масштаб восприятия изменится и они начнут даже небольшие теракты рассматривать как серьезную нестабильность.

Влияние Ирана возрастает по всему Ближнему Востоку и Африке, так что довольно маловероятно, что Иран откажется от отличной возможности повлиять на шиитский Ирак. Шиитам вовсе не по душе необходимость достигать консенсуса с суннитским меньшинством. На Ирак оказывает давление слишком много сил, как внутри, так и вне страны. Он просто не в состоянии поддерживать даже видимость либерального, демократического государства. Не зря Ирака не существовало до того момента, когда этот Франкенштейн был вызван к жизни британцами.

Ирак станет неофициальной иранской провинцией, либо подчинится сильному лидеру, либо развалится.