Сейчас все, кого ни спроси, озабочены растущим влиянием Ирана на Ближнем Востоке. Израиль, США, Египет и Россия протестуют против иранского вторжения в их вотчину. Россия с Америкой, помимо прочего, еще и страдают от двойной активности Ирана, деятельность которого не ограничивается Ближним Востоком и распространяется на их подбрюшия – соответственно Среднюю Азию и Венесуэлу. Успехи Ирана создают серьезные проблемы для Египта: пока особо не проявившие себя шиитские общины в Египте и шиитские прозелиты, спонсируемые Ираном, на самом деле нелояльны светскому режиму египетских суннитов. Россия боится, что Иран переманит ее традиционных клиентов – сирийцев и палестинцев. Франции не нравится, что Иран уводит Ливан и Сирию из традиционной французской сферы влияния. Что касается Израиля, то он оправданно боится иранских ядерных ракет, которые нужны Ирану скорее для укрепления позиций в регионе, чем для собственно нападения.

Сложно спорить с историей. Иран сейчас возвращается к своей исторической важной роли. Страна, которая уничтожила Израиль в 6-м веке до н. э., а через тысячу лет помогла восстановить еврейское государство на короткий срок, страна, доказывавшая свою мощь, когда Египет еще был никем, страна населенная, цивилизованная, образованная и богатая, – она непременно возродится.

Израиль уже помогал Ирану в его ядерных проектах. Это было еще при шахе, при том что падение монархии было лишь делом времени: в современном мире монархии нежизнеспособны. Вот почему главный пункт на повестке дня для Израиля – не столько ликвидировать иранские ракеты, сколько наладить дружбу с Ираном. Если любовь пока невозможна, то наладить элементарное сотрудничество вполне реально. У Израиля просто нет выбора: Ирану не составит труда двинуть гигантскую, хотя и примитивную армию против Израиля через дружественные Курдистан, Иорданию и Сирию. В отличие от традиционных врагов Израиля – Египта и Сирии, – Иран крайне терпим к ударам по своим городам, что показала ирано-иракская война. Помимо серии ядерных ударов, у Израиля просто нет способов остановить разрастание иранской военной машины. Вот почему с Ираном нужно научиться дружить.

У Израиля и Ирана общие политические цели: им обоим нужно остановить Египет и Саудовскую Аравию. На американские деньги Египет создал довольно гибкую и современную армию, направленную против Израиля, а у Саудовской Аравии есть как массивные конвенциональные вооружения (которые она может одолжить Египту), так и ядерное оружие (созданное в Пакистане на саудовские деньги). Египет – главный соперник Ирана за влияние в регионе, а саудовцы притесняют про-иранское шиитское население в собственных нефтеносных районах.

Для Израиля будет лучше, если в регионе будут доминировать иранские шииты, а не египетские сунниты. Когда к власти придет «Мусульманское братство», Египет радикализуется еще больше, чем Иран. Иранцев ведь аятоллы уже достали, а египтяне восторгаются «Братьями-мусульманами». Вот почему речь идет о выборе не между светским Египтом и режимом Ахмадинежада, а между двумя сильно вооруженными исламскими фундаменталистскими государствами. С этой точки зрения, Иран предпочтителен, поскольку в своей новой истории не развязывал войн – в отличие от Египта, который постоянно нападал на Израиль в прошлом и продолжает делать это сейчас, посредством «Хамаса» и «Мусульманского братства».

Что бы мы ни делали, опасность все равно останется. Если Израиль атакует иранские ядерные объекты и потерпит массированный ответный удар, это лишь расчистит дорогу для возвышения Египта. Египет будет и дальше наращивать конвенциональную армию, которую унаследуют политические триумфаторы из «Мусульманского братства». Конечно, не забудет Египет и о ядерных вооружениях, поскольку рассчитывает, что гарантии Кэмп-девидского соглашения защищают его от израильского превентивного удара.

Без Синая и Западного берега Израиль представляет собой пляж размером 100 на 20 км. Пустыня Негев необитаема, Галилея плотно заселена враждебным арабским населением. Страна размером 100 на 20 км не сможет нормально обороняться. Мы можем виртуально увеличить размеры территории, если начнем наносить превентивные удары далеко за пределами границ. Ну и, конечно, Израиль должен налаживать стратегическое сотрудничество с Ираном.