В чем я никогда не был согласен с рабби Кахане, это проблема антисемитизма в Америке. Но с возрастом я становлюсь более пессимистичным и, кажется, склонен все больше с ним соглашаться.

Единственная причина, почему в Америке невозможны крупные погромы, – это отсутствие истории институционального антисемитизма. Это веская и обоснованная причина, однако против нее есть контраргументы.

Во многих странах, где происходили погромы, наличие институционального антисемитизма весьма спорно. Скажем, в Польше евреи жили в гетто так же, как и повсюду в христианском мире, но можно ли это назвать притеснением? Скорее всего, евреи сами предпочитали жить в гетто, чтобы сохранить свой еврейский образ жизни; это евреи защищались от язычников, а не наоборот. Перед волной погромов, потрясшей Польшу в 17 веке, евреи пользовались многочисленными привилегиями и занимали выгодные административные и коммерческие должности.

Я не верю в исключения. Все христианские страны, кроме Америки и Канады, преследовали и истребляли своих евреев. История спасения евреев в Нидерландах – сказка, там погибли три четверти евреев. Христиане, заселившую Северную Америку, явились не с Луны, а из антисемитской Европы. Было бы нереалистично полагать, что они оставили антисемитизм на американской границе. Америка едва ли является исключением на антисемитской карте мира, густо закрашенной в коричневый цвет.

Кроме того, поддержка Израиля некоторыми христианскими фундаменталистскими группами разжигает антисемитские настроения остальных. Это верно, что крупных вспышек насилия против евреев не было даже во время Великой депрессии, в основном потому что бандам погромщиков важно чувствовать свою безнаказанность и молчаливое одобрение со стороны государства. Хотя Администрация США вряд ли способна подстрекать против евреев, она подстрекает против Израиля – который для американцев то же самое, что и евреи. Продавливание правительством мирного процесса, вырванные из контекста картины страданий палестинцев в СМИ неизбежно настраивают значительную часть населения против евреев.

Антисемитизм в Америке был сильным и открытым до того, как бывшие евреи вышли на первые роли в победоносном либеральном движении 1970 годов. Сегодня обнаруживать антисемитизм опасно, особенно в деловой среде, в которой евреи многочисленны и влиятельны.

Вопреки здравому смыслу, когда евреи самоизолируются, они вызывают гораздо меньше антисемитских настроений, чем когда они с открытой душой устремляются в окружающее общество. Евреи считают, что ассимилировались, но окружающие видят в них тех, кем они являются – евреев, причем плохих. Когда человек отказывается от своих корней, ненавидит собственное наследие, выбрасывает мечту, ради которой поколения его предков восходили на христианские костры и виселицы, – такой человек не может быть хорошим. Как бы ни были ассимилированы евреи, они никогда не смогут интегрироваться в языческие общества: они знают, что в этих обществах их традиционно угнетали, они боятся неевреев и осознанно или неосознанно пытаются разрушить эти общества. Именно поэтому столько еврейских либералов разваливает традиционную мораль каждого общества.

Истребление евреев в 20 веке последовало за их эмансипацией. На Украине евреи выбрались из черты оседлости, которую назначило для них царское правительство, и уже через два года 200 тысяч евреев были зверски убиты. В Германии реформистский иудаизм и коммунизм призывали к ассимиляции евреев в германское общество; уже через десять лет после Веймарской республики евреев ожидала перспектива истребления. Сталин готовился истребить советское еврейство в 1953 году, когда в советском обществе усилилось еврейское влияние.

Между ассимиляцией евреев и погромами имеется взаимосвязь. Язычники терпят евреев, пока они сидят в своих гетто, но набрасываются на них, как только те начинают наводнять их христианские общества. Евреев изгнали из Испании в значительной мере из-за марранов – крещеных евреев. Те не были скованы институциональными ограничениями, прописанными христианами для евреев, и быстро взяли под контроль испанскую экономику и государственные учреждения.

В Америке евреи ассимилировались до беспрецедентного уровня. В то же время, они пользуются огромным влиянием: евреи и люди с еврейскими корнями чрезвычайно непропорционально сосредоточены в сегменте высшего общества, а также, что важнее, в среде ненавидимых либералов.

Ксенофобия – это естественная, положительная реакция, призванная противостоять вторжению чужаков. Общества стремятся уберечь свои ценности от нашествия внешних сил. До прихода к власти нацистов немцы боялись евреев, поскольку считали их коммунистами и врагами общества; эту же роль либеральные евреи исполняют в Америке. Американские еврейские либералы всегда были на переднем крае борьбы против расизма и дискриминации, за права гомосексуалистов, однополые браки и многие другие идеи, которые обычные американцы так называемого «морального большинства» считают спорными.

Антисемитизм не исчез из мира. Опросы показывают, что в Европе, включая Германию, антисемитизм держится на уровне 35–35%. Опросы Антиклеветнической Лиги показывают, что в Америке в целом этот уровень несколько ниже, зато он высок среди негров и мексиканцев, которые больше всех склонны к насилию. Полиция США сохраняла нейтралитет во время волны нападений негров на еврейские кварталы в 1960 годах; сегодня полиция еще меньше склонна ополчаться против чернокожего населения. Белые антисемитские группы широко распространены, многочисленны, вооружены и не скрывают своих целей.

Ни в одной стране антисемитизм не был всеобщим явлением. Четверть населения вполне способна покончить с евреями под молчаливое одобрение или естественное безразличие большинства.