Мир так верещал, когда д-р Барух Гольштейн якобы убил и ранил 154 арабов, молившихся в священном еврейском месте в Хевроне. Израиль, Америка и прочие страны запретили партию Ках, к которой он принадлежал, хотя партия никак не была связана с этим происшествием. Израиль долго занимался самобичеванием, включая расследование Комиссией Шамгара.
Менее заметное событие произошло в четверг: израильский араб вошел в главную религиозную сионистскую школу, убил и ранил 19 человек, в основном учащихся-подростков. Они не то чтобы молились в момент гибели, но некоторые из них умерли, держа в руках священные книги иудаизма, залитые кровью мучеников.

Совет Безопасности ООН отказался осудить массовое убийство. Мировые лидеры, как обычно, выразили свое восхищение мертвыми евреями. И ничего не изменилось. Никаких комиссий, ничего. Израильская полиция поспешила сообщить, что убийца действовал самостоятельно, хотя кто-то же дал ему дорогой автомат со множеством магазинов.

Недопустимо, когда евреи убивают других. Нормально, когда другие убивают евреев. Да государству никогда и не нравились учащиеся ешив. Нападение араба из восточной части Иерусалима только укрепило государственную политику отказа от этой криминогенной территории. Массовое убийство предоставило израильскому правительству чуть больше молчаливого международного согласия на вторжение в Газу.

Нужно много смелости и ненависти, чтобы в одиночку осуществить нападение. Сомневаетесь? Вспомните, сколько евреев поднялось, чтобы пристрелить Шимона Переса, которого презирает буквально каждый. Не хватает ненависти, не хватает смелости… Так как же житель арабской деревни решился на столь жуткий, но все равно храбрый поступок?

Его ненависть проистекала из двух источников. В целом, он ненавидел евреев, которые – думал он – украли его землю. Его деревня раньше была в мусульманской стране, а оказалась в еврейской. Никакие крики израильской пропаганды не смогут изменить этого факта. И все либеральное образование, которое предоставили ему евреи, научило араба одному: национализм – это высокое чувство, и за страну следует бороться. Евреи думали, что учат араба своей истории, но он легко применил их доктрины к своей собственной истории.

Далее, арабский труд. Ешива наняла араба в качестве водителя. Конечно, это позор для последователей рава Кука. Религиозные евреи, конечно, относились к арабскому водителю чуть лучше, чем к свинье. Они были господами, а он, мягко говоря, работником. Кем-то, у кого отсутствует божественная еврейская душа. Без сомнения, с ним обращались вежливо – но с тем чувством презрения, которое араб не мог не заметить. Не то чтобы евреи ошибались, так с ним обращаясь; они ошибались, нанимая на работу презираемое существо – которое однажды могло укусить.

Как рассказала журналистам семья араба, он был угнетен новостями об израильском вторжении в Газу, и массовыми убийствами там. И его отношение, хотя и фактически ошибочное, вполне понятно: Израиль каждый день показывает, что не имеет прав на эту землю. Правительство отказывается от Иудеи и Самарии, Иерусалима, Храмовой Горы. Шаг за шагом, палестинцы возвращают «свою» землю: Шхем, Хеврон. Даже евреи – левые – согласны с правотой арабов и участвуют в их выступлениях. Израиль сбежал из Газы и посадил в тюрьму евреев, которые протестовали против отступления. Как же Израиль может быть прав сейчас, вторгнувшись в Газу и убивая собратьев араба? То, что они обстреливают Ашкелон и Сдерот ракетами, не имеет значения. Они лишь требуют силой то, что им принадлежит по праву, и что сионистское государство отказывается им предоставить: палестинскую государственность. Даже сионисты давно согласились на создание палестинского государства, но сейчас злоумышленно затягивают переговоры. И в глазах араба, Хамас правильно обстреливает Израиль, требуя того, что принадлежит арабам по праву, того, что даже сионисты называют палестинской территорией.

Не стоит играть со своими врагами.