Древнее разделение еврейской родины на Израиль и Иудею было не случайным явлением, а неотъемлемой чертой еврейского образа жизни. Чтобы следовать принципам, отличным от большинства народов мира, мы должны отделиться, стать «людьми, которые живут отдельно». Наши принципы не противоречат этике язычников, но напротив – существенно расширяют ее. Более того, наши принципы далеки от идеализма – они прекрасно подходят для жизни в реальном мире. Следовательно, евреям не обязательно запираться в общинах монастырского типа, они могут в значительной степени взаимодействовать с другими народами. Впрочем, слишком тесное взаимодействие ведет к культурной ассимиляции.

В любой экономике, чем больше удалены друг от друга торговые партнеры, тем выше прибыль, поскольку с расстоянием экономические различия углубляются, а информационная эффективность (знание местного рынка), наоборот, падает. Успешные экономики открыты для иностранной торговли. Однако иностранная торговля порождает иностранное влияние: когда-то персидское и греческое, сегодня – американское. Экономически мыслящая прослойка евреев всегда открыта для иностранного влияния. Такие евреи процветают и становятся заманчивыми целями: раньше – для захватчиков, сегодня – для экономической и культурной колонизации. Богатые, довольные люди не воинственны, не склонны ревностно защищать свои ценности и быстро поддаются вторжению и ассимиляции.

Рассуждая логически, трудоспособным евреям нет никакого смысла жить в Израиле, если они могут зарабатывать в несколько раз больше в нееврейских странах. Два первых поколения рожденных в Израиле евреев оставались здесь по привычке, но привычки быстро проходят. Американские евреи после разрыва с иудаизмом тоже сохраняли свою еврейскую идентичность в течение двух поколений, однако уже в третьем и четвертом поколениях подверглись полной ассимиляции. Тенденция, которая проявится в следующих двух поколениях, будет состоять в следующем: сначала работа на иностранных рынках, затем работа за границей, и в итоге переезд за границу на постоянное жительство.

В Израиле останутся экономически неэффективные евреи: ультраортодоксы, финансируемые из-за границы, чернокожие, многие сефардские евреи, некоторые другие. Их государство будет напоминать Иудею: ревностная, но бедная страна посреди выжженных солнцем холмов – какое-то время она протянет, когда не станет Израиля. Подобно древней Иудее, современная станет протекторатом или административной автономией под чужим правлением.

Если, конечно, евреи не выполнят заповеди и не аннексируют Землю Обетованную в полном объеме как можно быстрее.