Когда мы говорим о нападении на Иран, то речь идет не столько о пресечении его ядерной программы, сколько об угрозе превращения в ядерные державы других стран-изгоев, которые сейчас ожидают исхода международной склоки вокруг Ирана.

Уничтожьте иранские нефтеочистительные заводы, бомбите трубопроводы, остановите поставки топлива. Иранская экономика напряжена до предела. Наращивание сил безопасности в Систане, Белуджистане и Курдистане стоили Ирану немалых средств, так что сейчас он вынужден свернуть долговременные экономические программы.

Почему бы не сбить самолет Ахмадинежада во время его визита в такие страны, как Беларусь? Генерал Дулитл точно так же возражал против бомбежки императорского дворца во время войны с Японией.

Иран вовсе не представляет собой самую большую ядерную угрозу. Самая большая – это Пакистан. Эта страна поддерживает ядерные программы во многих мусульманских странах. Мусульманские радикалы глубоко вмешиваются в пакистанскую политику, их позиции сильны в армии, особенно вследствие тесного сотрудничества силовых, военных и религиозных кругов для партизанской войны в Кашмире. Пакистан доволен политической и финансовой поддержкой, которую он получает от Саудовской Аравии. По сути, Пакистан – это прикрытие саудовской деятельности по распространению ядерного оружия.

Другие мусульманские страны не менее опасны. Исламисты закупали ядерные отходы в Казахстане и Албании; некоторые поставки были перехвачены, но многие, по всей видимости, достигли адресатов. Неизвестна участь ядерной программы Ливии – она могла как завершиться, так и передислоцироваться в более безопасное место. Есть свои ядерные программы у Алжира и Марокко. Иордания планирует построить ядерный реактор прямо под носом у Израиля, а с падением иорданской монархии палестинцы начнут избавляться от радиоактивного сырья, распродавая его на грязные бомбы. Египет может создать ядерное оружие за считанные годы, а Саудовская Аравия почти наверняка держит у себя какое-то количество пакистанских ядерных бомб; кроме того, США снабдили саудовцев новейшими самолетами, способными доставить бомбы в Израиль.

Некоторые наивные умы вынашивали мысль о том, что Северная Корея откажется от ядерной программы взамен на 300 миллионов долларов международной помощи. Но в стратегическом и финансовом отношении ядерное оружие слишком ценно, чтобы с ним можно было расстаться. Северокорейское судно, перевозившее ядерный груз в Сирию, сделало две подозрительные остановки в Египте и Ливане – с этими странами у Северной Кореи тоже есть дела. Атака северокорейских ядерных объектов баллистическим ракетами является единственным адекватным ответом ее деятельности по распространению ядерного оружия. Израиль может спокойно запустить ракеты в небольшой промежуток времени, когда территорию не просматривают спутники противника.

Практически все мусульманские страны, от опасно крупных до крошечных, в той или иной степени имеют ядерные программы, якобы мирные. Но мирных бомб не бывает. Любой ядерный реактор может быть использован для получения оружейного плутония. Такие реакторы традиционно считаются мирными потому, что для получения обогащенных расщепляющихся веществ их необходимо остановить на недели и даже месяцы, что приведет к перебоям в электроснабжении. Мусульманские режимы могут существовать и с перебоями. Советский Союз создавал свои мирные реакторы с расчетом на то, что при случае их можно использовать для получения плутония. Мирное ядерное распространение даст мусульманским режимам легкий доступ к радиологическому оружию.

Что бы Израиль ни делал для остановки ядерного распространения, распространение бомб будет продолжаться. Единственная политика, способная предотвратить подобный сценарий, – это объявленный акт возмездия против всех крупных мусульманских центров: Мекка, Медина, Каир, Дамаск, Тегеран, Исламабад и т.д. Есть и христианские страны, такие как Россия, которые не меньше других были бы рады поджарить евреев в ядерном грибе – такие страны заслуживают аналогичного отношения. Когда Тель-Авив будет уничтожен, Израиль должен будет пытаться не спасти Хайфу, а отомстить за Тель-Авив.

Израиль должен нанести по исламу сокрушительный удар. Как уничтожение Иерусалима в 135 году ознаменовало переход иудаизма от государственно-ориентированной к сугубо духовной религии, так же ядерное уничтожение Мекки и Медины с последующим радиологическим загрязнением сделает бессмысленным понятие джихада. Идея о том, чтобы вырвать сердце ислама, при всей своей амбициозности реалистична и выполнима.

ядерный удар Израиля по Мекке и Медине