Обычное вооружение и крупные армии бесполезны Израилю против террористов. Их заменили опыт и специальное электронное оборудование. Те страны, которые тратятся на устаревшие методы ведения войны, скорее всего, никогда их не применят. Если же и применят, в этой войне в любом случае не будет победителей. Израиль должен готовиться к войне нового типа, при которой угроза исходит от оружия массового поражения, разработанного в небольших лабораториях и доставленного террористами-смертниками. Израиль должен научиться противостоять этой угрозе. Опыт Израиля в сдерживании терроризма будет полезен и для других стран, столкнувшихся с необходимостью полного пересмотра военной доктрины. Помимо экономической выгоды, Израиль мог бы достичь лидерства в области ассиметричных военных действий, как оборонительных (антитеррора), так и наступательных (государственного терроризма). Небольшая страна Израиль может оказаться сильной в эпоху технологичной и мобильной террористической войны, когда достижимы даже отдаленные уголки земли и первостепенную роль играет преимущество в технологиях. Тенденция роста тактических возможностей вооружений достигла своего предела. Закон предельной полезности делает прогресс неэкономичным, и лишь немногие достижения – слишком сложные, ненадежные и дорогие – пройдут испытание на поле боя. Новая война увидит качественно новое оружие: недорогое и массовое; вместо самолетов стоимостью в миллионы – одноразовые «игрушечные» самолеты за тысячу долларов, нацеленные на технику и объекты противника; вместо оборудованных по последнему слову техники солдат и машин пехоты – мириады внедорожных «игрушечных» машин, движущихся на позиции врага. Люди умирают за высокие идеалы, главный из которых – убийство врага. Необходимость отдать свою жизнь для уничтожения дешевых, массово производимых устройств будет психологически означать бессмысленную утрату жизни и посеет страх. Израиль должен изобрести новую армию эпохи мирового терроризма, а не пытаться финансировать старую.

Сдерживание массовых беспорядков
Израилю необходимы новые методы противостояния беспорядкам. Резиновые пули для одних слишком слабы – арабские бунтовщики продолжают бунтовать; для других слишком сильны – пресса любит показывать крупным планом чьи-нибудь раны. Израилю стоит рассмотреть возможность применения бесконтактных средств, таких как инфразвук, стимулирующий подсознательный страх, сверхгромкий звук, зловонные добавки к воде, раздражающие газы, а также «веселые газы», вызывающие сначала гиперактивность, а затем апатию. Менее техническое решение – культивировать оппозицию, которую можно натравливать на демонстрантов, провоцируя уличные драки.

Многие правительства жестко обходились с демонстрантами. Американская полиция убивала забастовщиков во времена протестов рабочих. В 1990-х годах Россия в Москве дважды выводила против протестующих танки, а насилие в провинциях было просто варварским. Франция подавила восстания в Индокитае и Алжире; Британия – в Ирландии; Испания – в стране басков. Арабские страны не позволяют протестовать ни гастарбайтерам из Индии, ни шиитскому меньшинству. Ситуация в Израиле далека от романтики – прекратите поступать с демонстрантами романтически.

Избегать боев в условиях города
Нацисты продемонстрировали, что с партизанами-террористами можно успешно бороться, если поступать бесчеловечно. Если же вы хотите быть человечными, позаботьтесь сначала о собственных людях, защитите их от террористов. Это же относится к городским боям, наподобие тех, что Израиль вел в Бейруте. Стараясь защитить арабов, израильское правительство убило многих евреев. В мире притворной человечности нужно иметь храбрость, чтобы убивать. Продвигаемое израильской прессой равнодушие к собственным войскам в пользу населения противника подрывает боевой дух армии как ничто другое. Война предполагает потери среди гражданского населения противника. Лучше убить вражеских гражданских лиц, чем потерять израильских призывников. Если Израиль не готов принять эту аксиому, ему не стоит отправляться на войну, но просить о мире на условиях арабов. Израиль должен не бросать пехоту в городские бои, а бомбить города, дав гражданскому населению возможность покинуть зону.