Антисемиты совершенно правы, когда отмечают огромное влияние евреев в самых отрицательных политических событиях. Верхушка партии большевиков, так же как и других социалистических фракций в России, была диспропорционально еврейской. Шизофреническая смесь еврейского идеализма, мессианизма и презрения к гоям создала взрывоопасную субстанцию под названием большевизм. Формировать общества – занятие веселое. Планирование утопического общества уподобляет атеиста Богу. Ассимилированные атеистические евреи были действительно безродными космополитами – знаменитый сталинский термин описывал их совершенно точно. Люди без корней не обременены традициями, историческим опытом и этикой. Эти бывшие евреи получали садистское наслаждение, безжалостно перекраивая Россию.

Многие из этих безродных социалистов попали и на землю Израиля. И доминировали среди них русские евреи. Рак социализма, который ныне убивает Европу так же, как когда-то убил Рим, поразил евреев раньше всех остальных. Множество евреев из первой западноевропейской алии имели социалистические склонности. Евреи, приезжающие в Палестину, стремились установить новое общество. Когда европейцы колонизировали Америку, некоторые идеалисты тоже желали установить там новый мировой порядок – с нуля, с «чистой доски»; но большинство хотело только, чтобы им дали кусок земли и оставили в покое. Вот поэтому Америка и развилась в капиталистическое общество. Еврейское общество в Израиле жаждало утопической коммуны и сделало огромные шаги к ее успешному появлению на свет. Евреи были утопистами, но в различной степени. Некоторые практиковали крайнюю форму коммунизма, вплоть до свободного секса и обобществления детей в кибуцах. Некоторые с нетерпением ждали прихода тоталитарного социализма, или хотя бы такого, который сохраняет частную сферу. Кое-кто хотел жестко регулируемое капиталистическое общество. В то время как религиозные евреи изолировали себя в своих устарелых общинах, еврейское большинство отказалось от своих корней и продолжало возводить утопически совершенное государство.

Это и было главной целью первой алии – построить Утопию. Евреи готовы были населить хоть Уганду или Аризону, но ностальгические чувства направили их к земле Израиля. Их не волнует Земля обетованная, иначе они никогда не согласились бы на то, что Британия вырезает из их обетованной земли Трансиорданию или Франция – Ливан. Их не волнуют религиозные проблемы, а то бы они заселяли Хеврон и Шхем, а не Тель-Авив. Евреи были сыты по горло загнившей антисемитской Европой; и вот они приехали в Израиль, чтобы познать социалистический кошмар под названием совершенное общество.

Действия лидеров сионизма только и можно объяснить в этом контексте. В 1947-м году они согласились с планом ООН, который оставил Израиль с 40% быстро размножающегося арабского населения. Они отдали основную часть Израиля, в том числе почти всю библейскую территорию. Они учредили самую нееврейскую – социалистическую – экономику. Единственная последовательная линия их действий – это строительство утопического общества. Они играли в Бога, отвергая его в процессе игры.

Новое общество могло принять какой-то из существующих языков: американцы взяли английский, а евреи воображали, что официальным станет немецкий язык. Скоро у евреев появилась идея получше: изуродовать великолепный древний иврит, превратив его в израильский сленг. Типичная софистика, столь любимая социалистами: взять старое и всеми уважаемое понятие, изменить его значение и довести до абсурда. Они заполонили иврит главным образом русскими заимствованиями, не зная, что русский язык сам ассимилировал множество ивритских понятий и грамматических структур. Израильский новояз был для них просто находкой: уважение из-за его древности гарантировано, но есть все возможности для экспериментов.

Израильская музыка была советской музыкой тридцатых. Богатые традиции различных еврейских общин были выброшены из нового общества.

Израиль установил новую мораль. Эта мораль выбрасывала на помойку еврейские ценности и этику и учреждала новые нормы: сабра – израильский жлоб; человек израильской (еврейско-арабской) национальности; соблюдение традиций вместо веры в Бога (Тора как сборник устаревших сказок). Еврейские ценности внезапно изменились – это уже не иудаизм, просто надо быть хорошим и этичным человеком (как будто гои не могут быть таковы).

Еврейские ценности отменили, а вместо них привили ценности киббуцные – тяжелый труд, общую собственность, повиновение властям. Разрушить мораль оказалось легко, создать новую – невозможно. Впоследствии евреи отказались и от киббуцной – колхозной – морали. Образовавшийся вакуум быстро заполнялся всем, чем придется – от поп-культуры до шапкозакидательского ура-патриотизма.

Еврейские социалисты, как их русские собратья, метили в самое чувствительное место морали: сексуальные отношения. Израильская культура половой вседозволенности создала еврейским девушкам всемирную репутацию легкодоступности. В израильской армии беспорядочные половые отношения давно стали нормой; девятнадцатилетним девушкам армейская страховка покрывает до трех абортов за время службы.

Социалистические общества – всегда милитаристские. Они нуждаются во внешних врагах, чтобы оправдывать собственные неудачи и отвлекать внимание граждан от собственных промахов. Социализм, как любой рационализм, всегда стремиться расшириться: он силой навязывает то, что считает полезным. Социалисты должны управлять СМИ, чтобы изгнать здравый смысл из общественного диалога; подконтрольные правительству средства массовой информации разжигают воинственный национализм до уровня, доселе невиданного. Израильские левые испытывают ненависть к арабам. Они убивали арабов во множестве, они изгоняли их сотнями тысяч, и сейчас угнетают оставшихся везде, где могут, соблюдая лишь требования всегда поверхностной политкорректности.

Израильское образование всячески подчеркивает глубокий раскол между «старыми» евреями и израильтянами; первые, этакие чудаки, зачем-то гибли в Катастрофе, но последние смогли разгромить арабские армии. Еврейские героями больше не являются мудрецы, теперь это хорошо вооруженные невежды, из которых состоит социалистическая военная машина. Социалисты всегда не любят образованного человека, поскольку он не покупается на их бред. Они предпочитают иметь дело с темными массами; а значит, массы необходимо держать в темноте. Образование принесет дифференцирование; тупая масса станет совокупностью уверенных в себе людей. Социализму не нужен такой вызов его власти. Техническое образование – да, техники нам требуются; но чтобы никакого общего образования! Еврейские социалисты скопировали сталинскую политику низкокачественного массового образования. Образование полуофициально презирается. Стереотипный израильтянин умом не блещет, это крутой киббуцник-недоучка с автоматом; стереотип этот изменяется, хотя и очень медленно, под влиянием культуры потребительства. Уровень израильского школьного образования ужасающе низок. Государству Израиль удалось сделать невозможное: искоренить двадцать три столетия образцового еврейского образования. Можно сомневаться в результатах международных олимпиад, на которых израильские студенты постоянно занимают последние места – нельзя не отметить, что на результат влияют очень низкие способности израильских арабских студентов. Однако и команды, состоящие только из израильских евреев, занимают места во втором десятке; в то время как евреи других стран берут золотые медали. Не видно никакого решения проблемы израильской школьной системы, занятой серийным производством невеж. Практически все школьные учителя ниже всякой критики. Причем они не поддаются улучшению. Израиль нуждается в основательной чистке преподавателей. Возможно, стоит попытаться привезти в страну лучших иностранных преподавателей из низкооплачиваемых стран, наподобие Индии, хотя трудно найти цивилизованную страну с заработной платой ниже, чем в Израиле.

Социализм разрушил экономику еврейского государства. Массы паразитов, от арабов до пожилых русских, ни одного дня не работавших в Израиле, стали новым бременем для налогоплательщиков, которые отказались нести бремя небесное. Никакое демократически избранное правительство не может позволить себе повернуться спиной к паразитам: у тех есть право голоса.

Постсоциалистическая политкорректность сыграла злую шутку с израильской безопасностью, втискивая страну в двенадцать километров ширины и заставляя терпеть полуторамиллионную пятую колонну израильских арабов. Мирный процесс, который отдает арабам Иудею, ставит точку на проекте еврейского государства.

Израиль – не первая попытка воссоздать еврейское государство. Мы должны обеспечить, что она хотя бы не будет последней. Мы должны спасти еврейских детей от израильского социализма.

commies are jewish