Военная эскалация между Израилем и Сирией подстегивается взаимным страхом, сильно напоминая гонку вооружений Холодной войны. Холодная война закончилась мирно, в то время как подобные затяжные противостояния – от Второй мировой до Шестидневной войны – обычно заканчивались кровью. Различие является решающим для понимания сути международных отношений: страх вместо сокрушительного страха. Первая реакция на угрозу – лихорадочное укрепление обороноспособности. Затем, если врага не удалось сдержать, он должен быть разбит превентивным ударом; так было в Шестидневной войне. Затянувшееся состояние страха, особенно в сочетании с резко увеличивающейся военной силой одного из противников – верный путь к войне. Так начали великую войну в сорок первом Россия и Германия.

Холодная война была совершенным исключением из этих правил. Десятки тысяч ядерных боеголовок сделали войну запредельно разрушительной; страх перед вражеским ударом был сокрушающий. Теоретически, сокрушительный страх может привести к отчаянному внезапному нападению. Этого не случилось на практике и едва ли случится – сокрушенный дух не восстанавливается.

Израиль опасается сирийских военных приготовлений на Голанах. Сирию пугают маневры армии обороны Израиля в окрестностях Голанских высот и политическая нестабильность в еврейском государстве. Израиль опасается сотен ракет средней дальности и десятков тысяч ракет короткого радиуса, которыми обладает Сирия. Если эти ракеты обрушатся на Израиль одновременно, противоракетная оборона будет бессильна отразить удар. Сирия, в свою очередь, боится израильского удара по пусковым установкам своих ракет и другим военным объектам. Этот замкнутый круг взаимного страха не разорвешь дипломатическими усилиями. Поздно полагаться на терпимость и здравомыслие противоположной стороны. Израиль должен объявить официально, что в ответ на град сирийских ракет по Израилю Сирия будет немедленно уничтожена ядерным ударом.

Асад верит, что он может вернуть себе Голанские высоты, не выигрывая войну, точно так же, как Египет когда-то получил Синай, хотя проиграл войну Судного дня. Угроза региональной дестабилизации приведет к сильнейшему американскому давлению на Израиль в пользу того, чтобы уступить Голаны Сирии. Асад, таким образом, может начать войну с тем, чтобы ее проиграть. Ольмерту же крупная и безоговорочная победа в войне необходима для репутации. Иран тоже хочет, чтобы разразилась война на Ближнем Востоке, дабы отвлечь внимание мировой общественности от своей ядерной программы. ЦАХАЛ мечтает о схватке с конвенциональным противником – чтобы восстановить свою некогда высокую репутацию, в последнее время изрядно подмоченную неудачами в партизанских войнах с бандами боевиков. Итак, почва для войны готова, и война эта нужна всем.

Понятие страха как важнейшего политического фактора полностью применимо к палестинцам. Британцы подавили палестинское восстание в 1930-х подчеркнуто жестоко. Подавление включало в себя снос населенных пунктов, массовые убийства и другие столь же традиционные военные меры. Вместо того чтобы провоцировать арабских повстанцев сказками о близкой палестинской государственности, Израилю надо сокрушить надежды палестинцев: убить всех крупных чиновников и членов парламента Палестины, запретить политические объединения, расстреливать подозреваемых в террористической деятельности и вывезти арабское население в Иорданию.

Надежда аннексировать Палестину лучше для Израиля, чем безнадежное палестинское государство.