Нет сомнений, что древние евреи происходят из Ближнего Востока. Генетические исследования показывают, что современные израильтяне близки курдам, что согласуется с происхождением Авраама из Ура. Библия неоднократно сообщает о “полном уничтожении” Амалека, в полном согласии с выводами археологов о медленном заселении евреями Ханаана, а не завоевании его с молниеносной быстротой. В результате между евреями и сиро-палестинскими арабами существует родство, что и доказывает генетика.

Древние источники обвиняют евреев в том, что они не создали ничего полезного в сравнении с культурными и научными достижениями эллинистического мира. Этот интеллектуальный разрыв образовался перед тем как раввины сконцентрировали всю энергию еврейского народа на религиозных текстах. Такое отсутствие интеллектуальных достижений выглядит особенно странно на фоне обязательного образования с пяти лет – если верить истории о реформах бар-Шеты. Нация, полностью грамотная, стояла бы на две головы выше всех в античном мире – но не имела каких-либо серьезных достижений.

Евреи гетто девятнадцатого века казались такими же интеллектуально бесполезными, и американские чиновники часто сомневались в возможности интегрировать еврейских иммигрантов. Евреи тянулись наверх, используя внезапно открывшиеся возможности, и в результате достигли огромных успехов в интеллектуальной сфере. Но с 1970-х годов полностью ассимилированным американским евреям уже не нужно было бороться с антисемитизмом и доказывать окружающим свою значимость. Американские евреи заняли комфортные ниши врачей, адвокатов и программистов, в которых не требовалась гениальность. Как и в Древнем Риме, американские евреи все более богаты, но все менее продуктивны в культурном отношении.

После веков преследований евреи-ашкенази выделились в отдельный этнос. Повсеместное маниакально-депрессивное расстройство породило необычайно много гениев и еще больше дебилов; национальную трусость, чередующуюся с отчаянной храбростью; равнодушие к окружающим вкупе с мессианизмом во имя первой же подходящей идеи.
Евреи-сефарды совсем другие – внешне, генетически, по менталитету, а также интеллектуально. Они более нормальны, чем евреи-ашкенази.
Эфиопские негры-прозелиты не имеют генетического родства с евреями и ближневосточными гаплотипами.
Наконец, есть всевозможные необычные виды евреев наподобие японских прозелитов Хабада; нужно радоваться тому, что пока ни один турок не заявил о еврейском происхождении по линии Хазарского каганата, подобно христианским фалашам-мура, которые наводнили Израиль.

Надо признать, что многое необратимо. Древнюю еврейскую нацию невозможно восстановить. Евреи вернулись из Вавилона всего лишь спустя несколько десятилетий после разрушения нашей страны, однако иудаизм второго Храма разительно отличался от жизни первого Храма. Были утрачены ковчег, десять колен и монархия; скорее всего, исчезли левиты. Второй Храм был зданием, а не святилищем. Евреи пускали в свои ряды не всех, кто исповедовал иудаизм: Неемия изгнал языческих жен евреев, вместо того чтобы обратить их в иудаизм, к чему они были наверняка готовы. Евреи отказались от ассимиляции самаритян, хотя теологические различия между ними и саддукейским иудаизмом были куда меньше, чем между современной ортодоксией и реформизмом. Еврейство никогда не определялось в терминах национальности, но и никогда – в терминах только религии. Любое понятие можно довести до абсурда.

Современное еврейское государство утратило здравый смысл в определении еврейства. Йеменские евреи относятся к серой зоне; будучи крайне непродуктивными и не подходящими для израильского общества, они, тем не менее, остаются евреями. Эфиопские негры, однако, не могут быть полноценными израильтянами вне зависимости от своих религиозных убеждений. Раввины медлят с адаптацией законов, оправданных в условиях гетто. Если у человека бабушка-еврейка и он хотел жить и страдать в гетто, как другие евреи, его можно было считать евреем, однако в Израиле не место славянину с еврейской бабушкой, которую зачастую убили его же родственники.

Более трехсот лет любой европеец имел возможность иммигрировать в Америку. Когда же эта страна достигла зрелости, свободная иммиграция была закрыта. Израилю не нужны американские евреи-пенсионеры или жертвы реформистского прозелитизма. Новыми иммигрантами должны быть только такие пионеры, которые стремятся расширить границы Израиля, селясь в тридцать милях от главных городов.
Настало время выслать всех тех, кто попал в Израиль по причине раввинских ошибок или желания государства иметь больше подданных.