Американцы ведут переговоры с Ираном о судьбе Ирака. Иран хочет влиять на шиитский Ирак – не важно, путем ли поддержки партизан или посредством политического процесса. Иранское и американское тактическое видение в отношении Ирака совпадает: относительно мирное государство, управляемое большинством. Для Америки это означает демократию, для Ирака – господство шиитов. Иран традиционно поддерживает курдских сепаратистов в Ираке, так что вряд ли шиитский режим под протекторатом Ирана будет угнетать курдов. Иракское суннитское меньшинство не интересует Америку и Иран, и лишь номинально интересует Саудовскую Аравию и Египет.
На радость западным нефтяным корпорациям курды продолжат контролировать основную часть иракской нефтедобычи, если Ирак попадет в сферу влияния Ирана.

Американское вторжение в Ирак служит интересам Ирана: американцы сломили антиирански настроенного Саддама и предали Ирак в руки Ирана. Пропаганда скрасит пиар-катастрофу. Американцы проглотили и вторжение в Ирак, и последующую оккупацию, и точно так же проглотят позорное отступление.

Американские республиканцы настаивают на военном присутствии в Ираке в основном для того, чтобы сохранить шансы на победу в следующих выборах. Отступление в условиях неполной безопасности в Ираке будет объявлено политическим поражением. Военно-промышленному комплексу оккупация Ирака нужна как замена Холодной войны, позволяющая сбывать оружие американской армии. Другая причина – коррупция: миллиарды долларов прибылей подрядчиков оплачивают лоббирование. В Пентагоне коррупция процветает, и не только по иракскому вопросу. Пентагон согласовывает коммерческие сделки с Ираном ввиду санкций, и пентагонские бюрократы проводят заказы через дружественных подрядчиков. Когда тендер выигрывает независимый поставщик, Пентагон вынуждает его сотрудничать с предпочитаемыми подрядчиками под угрозой блокирования сделки. В нескольких случаях Пентагон запрещал легитимные поставки в Иран, если поставщики не хотели идти на «сотрудничество».

Расширение шиитской империи не должно пугать Израиль. Хотя доктринально шииты более воинственны и централизованны, чем сунниты, иранцы более цивилизованны и более развиты интеллектуально, чем арабы. В долгосрочной перспективе у Израиля будет меньше проблем с Ираном, чем с Египтом. Сытые своими аятоллами, иранцы быстро идут по пути секуляризации, в то время как Египет захватила война религиозного фундаментализма. В отличие от египтян, иранцы дружественно относятся к евреям: единственная крупная и довольная жизнью еврейская община в мусульманском мире находится именно в Иране. Спонсируемая Ираном «Хезболла» не ставит целью уничтожить Израиль, да и «Хамас» лишь номинально поддерживает эту цель. Шиитская империя будет вовлечена в гонку вооружений с арабами и обанкротит их, а в процессе арабские прицелы будут перенаправлены с Тель-Авива на Тегеран. Ваххабиты и другие суннитские радикалы будут сражаться с шиитами, а не с евреями; война с родственными сектантами проще, чем с израильтянами, да и вражда между сектантами обычно сильнее, чем между внешними врагами.

Взрывы в Ираке не прекратятся, даже если Америка и Иран уладят проблемы. Любому иракскому правительству потребуются годы, чтобы воссоздать саддамовскую комбинацию из всепроникающей охранки и тотальной жестокости. Америка приняла бывших нацистов и членов СС (например, Schleyer) в качестве послевоенных немецких бюрократов из соображений эффективности, но очистила иракскую бюрократию от гораздо менее грязных баатистов. Иракское правительство предпочтет периодические взрывы потере американской поддержки и субсидий – они прекратятся, если иракское правительство начнет масштабные репрессии против населения, поддерживающего исламских партизан. Иракская верхушка приветствует разумную меру активности террористов-смертников, которая позволяет выжать из Америки больше денег и оружия.

В противоположность заверениям Буша, демократия не может функционировать под огнем. Древний Рим назначал диктаторов на время чрезвычайных ситуаций, и нынешнее государство Израиль – демократия лишь номинально. Бомбардировки рынков, равно как и периодические похищения людей, подрывают иракскую экономику. Устав от опасностей, иракское население проголосует за нового Саддама. Истории известен способ противостояния партизанской активности без существенного вреда для населения –военизированные отряды смерти. В основе лежит идея противодействия микроугрозе на микроуровне без судебного надзора. Как Израиль финансировал Армию Южного Ливана против «Организации освобождения Палестины» (и должен финансировать против «Хезболлы»), так же Ирак может поощрять военизированные организации, напрямую не связанные с правительством, устранять мятежников. Лишившись безопасных баз и сильной поддержки населения, партизаны постепенно исчезнут, хотя поначалу и постараются увеличить интенсивность атак с целью попасть на первые полосы газет; более мощные взрывы грузовиков демонстрируют эту тенденцию.

Иракские проблемы безопасности решаемы, но не сразу, а путем изматывания партизан в течение многих лет. Присутствие в Ираке американских войск больше усугубляет проблему, чем решает. Многие мятежники, которые рады воевать с американцами, не станут возиться с иракцами; дестабилизация проамериканского режима в Ираке приносит гораздо больше славы, чем малозаметное сопротивление очередному коррумпированному мусульманскому режиму, которое не освещается СМИ. Иран с Сирией и Саудовская Аравия политически не могут прекратить поддержку партизан, пока Ирак оккупирован американскими войсками. Возможно, они не смогут прекратить ее даже в том случае, если США выведут войска.
Вывод американских войск из Ирака не восстановит страну, но оккупация все усугубляет.

В нынешней атмосфере скандалов в СМИ и политической полемики эвакуация все более представляется разумным решением иракского вопроса. Американские солдаты убивают и умирают ни за что, безо всякой пользы. Война имеет смысл лишь тогда, когда нациям хватает решимости мириться с потерями собственных солдат и гражданского населения противника. Несущественность войны в Ираке для американского народа предопределила падение Багдада в руки проиранских мятежников. Если все сложится удачно, поражение будет менее громким чем в Сайгоне.