Россия создает оппозицию Западу из стран третьего мира, гигантский периферийный конфликт. Западное полушарие от Бразилии до Мексики находится в огне. Социалистические режимы рвутся к власти, как тридцать лет назад. Как Западная, так и Восточная Европа пристрастились к российской газовой трубе. Россияне куда умнее саудовцев – они строят империю при помощи своих энергетических резервов, которые ничем не хуже военной силы. Северокорейская ось зла меркнет в сравнении с неконтролируемой энергетической осью России, Ирана, Алжира и Венесуэлы. Богатые газом и нефтью экономические карлики, такие как Алжир, Иран и Венесуэла покупают у Росии дешевое оружие, чтобы удовлетворить эго своих правителей. По количеству проданного вооружения Россия далеко опережает США, которые являются лидером в долларовом эквиваленте. Россия, эта страна гениев-одиночек и блеклой индустрии, не может стабильно создавать качественные комплексные системы. Скажем, самые продаваемые российские самолеты “МИГ-29″ превосходны в воздушном бою и имеют ряд первоклассных характеристик, но малая дальность полета, низкое качество двигателя и ряд других недостатков сводят на нет его стратегические возможности. Российское оружие, хоть и оригинальное и нередко очень высокого качества, все же уступает высокотехнологичному американскому.

Соответственно, Россия продает оружие в основном в страны третьего мира, которые готовятся к войне с равными себе варварами. Именно таким образом было возобновлено военное сотрудничество России с Ливией, Эфиопией и Анголой. Порочный круг: отбросы мирового сообщества зависят от дешевого российского оружия, а Россия подзуживает их, чтобы продавать им еще больше оружия. Российская политика не сильно отличается от американской: достаточно вспомнить, как США проталкивали свое оружие Саудовской Аравии в 1990-х. Проблема в том, что, образно выражаясь, Америка – это респектабельный владелец высококлассного винного магазина, тогда как Россия продает пойло пьяницам. Зависимость пьяниц от владельца заведения обращается в политическое равнение на него.

Хотя продажи Россией самолетов незначительны, а легкого вооружения – стратегически несущественны, российские ракетные комплексы напоминают известную рекламу револьвера: “Бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными”. Чтобы уничтожить танк стоимостью пять миллионов долларов, достаточно дюжины тысячедолларовых – российских – ракет. В бесконечной гонке брони и ядра всегда можно сделать шаг вперед: у Израиля есть противоракетные системы “Трофи” с 98-процентной эффективностью. “Трофи” не очень эффективны в городских условиях, где системе не хватает времени, чтобы среагировать на летящий снаряд, но Израилю и не нужно доводить дело до городских боев; американцы бомбардировали Токио, вместо того чтобы штурмовать его. Кроме того, при помощи дополнительных систем болевого излучения на миллиметровой волне можно держать операторов ракет на расстоянии, достаточном для надежной работы “Трофи”. Российские ракеты подкидывают израильским пораженцам прекрасную отговорку: мол, как воевать с Сирией, когда она полна противотанковых и противовоздушных комплексов, сделанных в России? Потери танков во Вторую ливанскую войну заставили израильское правительство объявить о якобы заранее намеченном сворачивании производства танков “Меркава”. Вместо того чтобы избегать городских боев и танковых атак без поддержки вертолетами, израильские правящие круги пошли по самому легкому пути: отменили использование дорогих танков и вместо них отправили в бой дешевую пехоту. Российская ракетная угроза – это прекрасное дополнение американской политики, целью которой является вынудить Израиль остановить производство собственного вооружения. “Трофи” – прямой конкурент противоракетной системы компании “Raytheon”, препятствующий внедрению в США гигантской программы перевооружения “Future Combat Systems”. Производство танков “Меркава” не позволяет Израилю закупать вдвое более дорогие американские танки “Абрамс”. Продажи российского оружия мусульманским странам, хотя и не обладают высокой стратегической важностью, вызывают снежный ком коррупции и политических проблем.

Выполняя международные договоры по ограничению распространения ракет, Россия уменьшила радиус действия своей системы “СС-23″ и выпустила 280-километровую ракету “Искандер-Е”. В случае Израиля это эквивалент стратегической баллистической ракеты. Когда Россия объявляет о том, что эти ракеты удовлетворяют международным требованиям к поставкам оружия по дальности, это не имеет никакого отношения к Израилю. Российские ракеты “Искандер-Е” с 480 килограммами кассетных бомб или усовершенствованными обычными боезарядами (мощная взрывчатка) способны поразить любую цель в Израиле с точностью до нескольких метров (поразительно, но у Израиля нет “СС-23″, чтобы протестировать и адаптировать под “Искандер-Е” свои противоракетные системы). Что не менее важно, сирийцам не составит труда адаптировать уникальную российскую навигационную систему под собственные ракеты.

Сама Россия переходит на межконтинентальные баллистические ракеты “СС-27″ (“Тополь-М”) с разделяющейся ядерной боеголовкой, главные цели которых расположены в США. Россия заявила, что соглашение “Старт-II”, которое запрещало применение ракет с разделяющейся боеголовкой, прекратило действие, когда Америка возобновила работу над противоракетной обороной. Очевидно, американская администрация рассчитывала, что обедневшая Россия промолчит. Россия же продала немного нефти Западу и на вырученные средства построила межконтинентальные ракеты.
Об “СС-27″ заявляется, что они могут преодолеть американские противоракетные системы. В свою очередь, Америка размещает противоракетные системы в Польше и Чешской Республике, доводя отношения с Россией до кризиса. Количество новых российских межконтинентальных ракет незначительно, но оно может быстро увеличиться и в любом случае представляет явную угрозу для Израиля.

Израиль не может откупиться от России. Россия не остановит строительство реактора в иранском Бушере стоимостью в один миллиард долларов, даже если Америка компенсирует утраченную прибыль. Для России возможность развязать конфликт важнее, чем деньги. Однако деньги более важны для отдельных россиян. Подобно тому как США блестяще подкупили иракских командиров перед вторжением в Ирак, так же они могут подкупить ключевых бюрократов в российских службах безопасности. Миллиард долларов – ничто для России, но довольно много для боссов КГБ/ФСБ.

Только политикой сдерживания Израиль может эффективно противостоять российской угрозе. Если Россия поставит в Сирию перехватчики “МИГ-31″, Израиль должен сбить их, как только сирийцы отправятся в учебные полеты. Обнаружили комплекс ПВО “Панцирь”? Немедленно используйте антирадарные ракеты. Сирия запасается в Росии оружием только против Израиля, так вместо того чтобы ждать войны, почему бы не уничтожить его сейчас? Такой израильский ответ остановит гонку вооружений на Ближнем Востоке, спонсируемую Россией. Это не панацея; распространение американского оружия не менее опасно. Ничто не мешает Израилю аналогично относиться и к арабским закупкам американского вооружения: “F-16″ могут быть уничтожены прямо на арабских аэродромах. Но США хотя бы не вооружают Сирию или Иран.

Америке выгодно российское присутствие на Ближнем Востоке. Оно заставляет Саудовскую Аравию и Египет держаться за Америку. Израиль не выдержит гонки вооружений.

Россия уже не та военная сверхдержава, какой она была в советскую эпоху. Несмотря на все последние увеличения военного бюджета, Россия ежегодно вводит в строй нового вооружения едва ли на 5 миллиардов долларов. В цифрах паритетной покупательной способности это соответствует 12–15 миллиардов фактических расходов Израиля, причем в Росии на закупки современного вооружения приходится едва ли четверть суммы. Израиль увяз в Ливане, а Россия – в Чечне. Армии России и Израиля вполне сопоставимы в плане атакующих возможностей, так что Израилю не стоит поддаваться на запугивание России.

Сегодня Израилю будет непросто сдерживать российское влияние на Ближнем Востоке, но противостоять вооруженным до зубов клиентам России потом будет почти невозможно.