Неизбираемым израильским политикам придется решать вопрос об атаке иранских ядерных объектов. Ольмерт, Ливни, Нетаниягу – каждый из них при решении этого вопроса будет ограничен сотнями привходящих обстоятельств. Как отреагирует Вашингтон? Европа? Россия? Левые? А что будет с правами человека? Как поведут себя саудовцы? Готовы ли мы к этому у себя в стране? Поддержат ли израильтяне последующее за этим столкновение? Каковы шансы Ирана на получение ядерного оружия?
На фоне всех этих проблем, проблема иранской ядерной угрозы как-то теряется. Большинство аналитиков сегодня согласны в том, что непосредственной ядерной угрозы Иран пока не представляет. Иран вряд ли атакует Израиль ядерными бомбами, но использует ядерный щит для прикрытия Сирии, Хизбаллы, ХАМАСа. Ядерная угроза просто свяжет нам руки в антитеррористической борьбе.

Иранская ядерная угроза сегодня не очевидна. В Иране работают 1300 центрифуг из необходимых 3000. У них плохо идут дела с обогащением ядерного сырья. Кроме того, на центрифугах невозможно получить уран, пригодный для изготовления атомной бомбы. Необходимо дальнейшее обогащение урана, что будет замечено инспекторами международной комиссии по атомной энергии. Конструирование ядерной боеголовки – тоже дело нелегкое. Даже если у Ирана и будет готово пара ядерных снарядов, он вряд ли будут доставлять их на легко поражаемых ракетах. Доставка крупного ядерного заряда по морю может вызвать лишь малоэффективный наземный взрыв. Сегодня, в текущей каденции израильского премьер-министра, иранская ядерная угроза сильно преувеличена.

Нужен был простой и незатейливый ум Менахема Бегина, чтобы решиться на бомбардировку иракского ядерного реактора. У Бегина аргументация была проста – нужно немедленно обеспечить безопасность еврейского народа. Все остальные соображения отходили на второй план.
Молодой Бегин планировал сотрудничать с нацистами в целях борьбы с английскими оккупантами. Бегин не играл в дипломатические игры. Пока Всемирная Сионистская Организация вместе с разными странами разрабатывала проекты раздела Палестины и создания Израиля, организация Бегина Иргун взрывала английские объекты в оккупированной Палестине. В ВСО вопили, что действия Бегина повредят созданию еврейского государства даже в урезанном виде. Но Бегин не просчитывал на много шагов вперед. Он занимался решением текущих проблем.
Когда Шарона обвинили в нарушении своих предвыборных обещаний о «жесткой реакции» на палестинский террор, он заявил, что из окна своего кабинета он видит дальше, чем рядовой израильтянин. Да, у премьера было много всевозможных соображений, и соображения немедленного обеспечения безопасности евреев на первом плане, увы, не стояли. Если премьер слишком концентрировался на защите интересов евреев, другие члены кабинета напоминали ему о дипломатических, экономических, гуманитарных, и множестве других аспектов, которые надо принимать во внимание.
Даже если случится чудо, и Ольмерт сегодня ночью примет решение бомбить Иран, члены Аводы в кабинете безопасности это решение заблокируют.

Израильские политики слишком много размышляют, вместо того, чтобы просто сравнять с землей всю иранскую ядерную промышленность.
Впрочем, у Пакистана уже готовы 53 атомные бомбы.

Пер. с англ. Марьяна Беленького