Когда пророчество не сбывается, пророку приходится заменить истину социальными доказательствами – принятием его учения массами. Однажды выбрав путь, люди упрямо идут по нему, даже если все говорит о его ошибочности. Когда первая причина для выбора этого пути теряет популярность, изобретаются новые причины: сначала мирный процесс задумывался как способ обеспечения безопасности, но когда невозможность ее достижения стала очевидной, о мирном процессе стали говорить как о восстановлении справедливости. Но затем все увидели, что евреев совершенно несправедливо лишили их святых мест, и тогда мирный процесс превратился в поиск достижения консенсуса с мировым сообществом.

Когда люди не могут оценить истину, они ищут не объективной истины, а социальных доказательств. Такими доказательствами могут быть число сторонников какой-либо идеи или сила их убежденности, но это ошибочные доказательства. Население Израиля не может объективно оценить всю запутанность мирного процесса и потому смотрит на поборников мира как социальный образец. Массовое политическое самоубийство израильского общества, которое послушно следует за поборниками мирного процесса, в точности напоминает Катастрофу и Джонстаун – тогда люди тоже слепо шли на убой, потому что не знали никакого другого поведения, кроме подражания.