Обама проиграл много конфронтаций: с Ираком, Ираном, Афганистаном, Россией – со всеми. Но неудача с Сирией стоит особняком как выдающийся памятник дилетантству.

Потерпеть крах на сирийском направлении было практически невозможно. Этой страной управляет сильный диктатор, способный без всяких проблем провести в жизнь любую договоренность. Сирийский алавитский режим изолирован от населения и нуждается в иностранной поддержке. Несмотря на свой детский восторг перед Хезбаллой и Ираном, Асад секулярен и циничен: он может прагматично войти в альянс с Америкой и махнуть рукой на антимусульманский подтекст такого сотрудничества. Сирия в доску бедна, у нее нет ни одного значительного спонсора, и ее можно было раскрутить на что угодно.

Отношения США и Обамы с Сирией

Ни с одной страной дипломатический трек не был так обильно усыпан розами, как с Сирией. Сильный светский лидер Мубарак очень зависит от общественного мнения, поскольку Египет – демократия. Соответственно, Мубарак не может слишком давить на ХАМАС или Палестинскую автономию. Саудовские шейхи, сильные авторитарные лидеры, вынуждены поддерживать свою состоятельность как мусульмане, что особенно актуально на фоне шиитской экспансии. Иракское правительство просто слишком слабо, чтобы что-то решать.

Асад хочет две сущие мелочи: Ливан и деньги. В части Ливана он полностью прав и рационален. Ливан не является жизнеспособным государством, его необходимо разделить между Израилем, Сирией и христианами. В любом случае у Америки нет никаких интересов, связанных с Ливаном. США были втянуты в этот конфликт Францией, традиционной имперской силой в Ливане. Ливану вряд ли удастся освободиться от сирийского влияния, и вряд ли это будет ему во благо. Давно канули в Лету времена, когда Ливан был ближневосточным Лас-Вегасом и Швейцарией в одном флаконе; сегодня это максимум квартал красных фонарей. Трудоспособные христиане среднего класса покинули страну, ее раздирают на части сектантские конфликты. У Ливана только три рациональных варианта: шиитское государство в союзе с Ираном, зона бесконечных племенных конфликтов по типу Афганистана и светское государство под сирийским контролем. В прошлом Ливан и был частью Сирии. Сегодня она держит его в руках посредством контроля потока оружия и коммерческих грузов через северную границу Ливана. Нет ни единого шанса, что Сирия откажется от Ливана.

В плане денег Асада устроила бы очень небольшая сумма. Он настолько беден, что смог позволить себе только четыре МиГ-31Е, причем два из них разобраны на запчасти. Бедность приучила Сирию к экономии: вместо того чтобы воевать в Ливане самостоятельно, она перепоручила это Ирану, периодически заявляя о своих правах, закрывая поставки иранского оружия «Хезболле». Эту же тактику Асад использовал с Ираком, где очень дешево приобрел влияние, просто время от времени предоставляя бойцам «Аль-Каиды» свободный проход через свою границу и применяя к ним меры. Чтобы заставить Асада отказаться от Ирана, Америке достаточно выделить миллиард долларов ежегодной помощи и открыть доступ на западные рынки. Асад – алавит, он презирает экстравертных иранских шиитов, хотя и в восторге от их политики.

Цена поражения на сирийском направлении астрономическая. Асад-старший был прав в том, что на Ближнем Востоке никакая война невозможна без Египта, а никакой мир – без Сирии. Сирия может дестабилизировать любую близлежащую страну, просто открыв границы для террористов. У молодого Асада нет политической смекалки своего отца, зато он гораздо умнее его, это эдакий Майк Корлеоне против Вито. Он понимает, что ему не нужно много оружия: у евреев низкий порог чувствительности к потерям, они боятся даже сирийского химического арсенала, хотя химическое оружие давно доказало свою непригодность в наступательных военных действиях. Поэтому Асад концентрируется на номинальных арсеналах: много устаревших ракет, немного химического и биологического оружия, несколько ядерных бомб (на большее его ядерная программа не способна, да и неясно, это его собственная программа или просто часть иранской). Опасность Асада – в его рационализме. Он одинаково хорошо взаимодействует и с американцами, и с иранцами, экономно тратя деньги и не участвуя в гонке вооружений. Он предпочитает альянс с русскими, от которых получает немного оружия и помощи, и избегает слишком тесно сближаться с американцами.

Израиль не способен заключить с Сирией мир самостоятельно, потому что Асад больше заинтересован в Западе, чем в Голанских высотах. Любое соглашение с Сирией останется на бумаге и не приведет к нормализации, как у нас нет нормализации с Египтом. И отсутствие нормальных отношений вовсе не вина Асада: он как-то правильно заметил, что таким отношениям препятствует фундаментальная арабская враждебность к Израилю.

Поскольку Сирия – наш главный противник, а заключить с ней мир невозможно, Израиль должен использовать тактику ответных ударов, сдерживания и форсированной демилитаризации. Каждый раз, когда Сирия оказывает помощь ХАМАСу и “Хезболле”, нужно неумолимо наносить по ней авиаудары. Асад не настолько ценит эти террористические предприятия, чтобы рисковать ради них своими президентскими дворцами, а мир не будет шумно возражать против атак на государство-изгой.