Правый, но не экстремист. Как это возможно? В обществе, в котором заправляют еврейские левые и арабские правые, еврейским консерваторам приходится быть экстремистами – и по политическим взглядам, и по образу действий. Те правые, что отказываются от насильственных действий, просто пустозвоны. Истеблишмент терпит таких правых, потому что они не опасны. Они даже полезны режиму, потому что переводят народное недовольство изменой власти в пустые слова. Но необходимый уровень насилия может быть разным. Одним из вариантов является Амона, но он малоэффективнен. Другой, более эффективный тип насилия, – пассивное противостояние режиму, вроде того, что использовал Моше Фейглин. Любое твердое «нет» предательскому государству – это насилие, поскольку срывает политический процесс, в котором демократически заправляют левые евреи и арабы.

Многие правые утверждают, что поскольку государство наказывает за насильственные действия, более конструктивно быть умеренным. Но ведь из двух зол можно не выбирать ни одного. Можно и не восхвалять левое уничтожение еврейской идеи, и не быть умеренным правым. Когда-то лидеры юденрата надеялись на чудесное избавление, а сегодня на него надеются умеренные израильские правые. Иногда лучше честно проиграть, чем сотрудничать со злом.

Евреи Галута и зомбированные сабры не расположены к насилию. Большинство людей считает Рабина истеричным трусом, предателем и лжецом, но и не одобряет его убийство. Насилие или угроза насилия – неотъемлемая часть политического процесса. С добрыми и покладистыми людьми никто не будет вести переговоры. Добрые и мотивированные люди обычно в меньшинстве, и кроме насилия у них нет других средств достижения целей. Государство Израиль было создано в результате насилия и поддерживается посредством насилия. БЕЙТАР, «Иргун» и ЛЕХИ не отдавали ПАЛМАХу монополию на насилие. Насилие – это честное деяние, а большинство израильтян послушно семенит на заклание, как стадо овец.

Говорить об израильских левых как «левых» вообще не совсем корректно. Левый Советский Союз был экспансионистской империей, у него была государственная идеология, он репрессировал малые народы. Левый Вьетнам храбро сражался с американцами, защищая свои националистические интересы. Левая Куба тоже не боялась выступить против диктатуры США. Израильские левые – презренные пораженцы и трусы, утратившие религиозные и идеологические ориентиры, мазохистски ненавидящие собственный народ. Неудивительно, что партнерами израильских «левых» являются арабские правые – люди с сильной идеологией и четким пониманием целей. Еврейским левым не нужно палестинское государство, им просто нужно лить воду на мельницу врагов.