Если исходить из Евангелия от Матфея, то христианство очень близко иудаизму. Хотя авторство Матфея основано на традиции (в самом тексте имя автора не упоминается), это Евангелие должно было возникнуть в еврейской секте, члены которой были исторически близки к Иисусу. В Евангелии от Иоанна столько эллинистических концепций, что связь этого текста с Иисусом, который был еврейским учителем, весьма спорна. Поскольку Евангелия заметно отличаются друг от друга, в качестве главного мерила учения Иисуса мы воспользуемся текстом Матфея.

Иисус требовал соблюдать еврейский закон. «Пока не придут небо и земля, не исчезнет ни одна черточка ни одной буквы. Если хочешь быть праведным, соблюдай заповеди. Слушайте их (фарисеев), но не поступайте по их примеру, потому что сами они не делают, что говорят». Когда учеников Иисуса обвинили в незначительном нарушении Шабата, Иисус возразил, что это был исключительный случай. Он конкретно оговаривал право исцелять в Шабат, а не просто игнорировал священный день как несущественный. Иисус платил налог на Храм и называл алтарь Храма священным (более священным, чем приношения на нем). В последние мгновения своей жизни он воззвал к Богу. Нигде у Матфея Иисус не объявляет себя божественной ипостасью. Когда он учит евреев, он называет Бога отцом всех, подразумевая, что они являются сынами Бога точно так же, как и он. Иисус постоянно цитирует Библию. Как истинно народный учитель он критикует «талмудизацию» иудаизма, осуждая фарисейских рабби за разрушение духа закона с помощью манипуляций с его буквой. (Так, он осуждает правило, по которому сын может не поддерживать родителей, если посвятит свое имущество Храму. Такая фарисейская уловка формально не противоречила закону, зато позволяла обойти заповедь уважать родителей.) Мудрецы Талмуда точно так же осуждали законотворческие перегибы: из семи типов фарисеев худшими считаются те, кто помогает обойти закон, формально его не нарушив.

Павел отверг еврейский закон и заменил его на многочисленные этические предписания. Затем победившая церковь ввела некоторые заповеди снова. Очевидно, что подробное религиозное законодательство необходимо точно так же, как необходимы светские законы. В отсутствие четких указаний, в религии царит произвольность. Так большинство христиан требуют исполнения Десяти заповедей, хотя и игнорируют две из них: запрет религиозных изображений (статуй и картин) и требование соблюдать Шабат. Но ничто в Евангелиях не указывает на то, что эти две заповеди нужно отменить, а остальные восемь – соблюдать. Либо все Десять заповедей от Бога и святы, либо воскресение Иисуса отменило также их все.

Помимо Десяти заповедей христианство также придерживается многочисленных этических предписаний, таких как запрет кровосмешения и гомосексуализма. Для подобного избирательного отношения к заповедям нет никакого теологического обоснования. Петр получает откровение, в котором слышит: все, что Бог сделал чистым, чисто. Но тогда получается, что и каннибализм разрешен, поскольку, при определенных условиях, человек вполне чист. А Иаков прямо запрещает христианам есть мясо с кровью – сегодня это требование забыто.

Многие христиане считают еврейский закон перегруженным. Но и многие евреи считают так же. Многие американцы считают американское налоговое законодательство излишне обременительным, но не возражают против налогообложения как такового. Вряд ли Богу интересно, включаем мы свет в субботу или нет. Возможно, его даже не волнует, если мы убиваем друг друга. Правила нужны нам, а не Богу. Иисус возражал против отдельных мест фарисейского учения, а не против заповедей в целом.

Образ Иисуса полностью соответствует еврейской традиции. Пророк Елисей тоже умножал хлеб и тоже воскрешал. Чудесные исцеления также были обычным делом.

Христиане считают, что Иисус принес спасение, достигаемой посредством веры. Что такое вера? Обычно ее определяют как веру в воскресение Иисуса. Но каковы практические предписания для тех, кто верит в это воскресение? Можно ли им грешить? Церковь очень рано осознала эту проблему в посланиях Павла, и тогда примат веры стали понимать таким образом: любые поступки человека, даже самые хорошие, слишком незначительны для получения вечного спасения, и потому его обретение считается проявлением Божьей благосклонности, обусловленной верой. Однако добрые дела все равно требуются; раскаяние без обращения от злых дел считается грехом. Но какие дела злы, а какие – добры? Что считать грехом? Иисус отвечал на этот вопрос однозначно: хочешь быть праведным – соблюдай заповеди. Грех можно определить только как нарушение законов. Никаких других законов помимо заповедей Иисус не признавал. Таким образом, что в христианстве, что в иудаизме нарушение заповедей должно считаться грехом.

Довольно распространена точка зрения, что заповедь Иисуса любить ближнего заменяет собой все другие заповеди. Во-первых, ничто в Евангелиях не подтверждает такую идею. Иисус прямо призывал исполнять заповеди. Далее, заповедь «люби ближнего» была записана в книге Левит за столетия до Иисуса, но другие заповеди при этом не отменялись. Понятие любви вообще довольно широко: любовь к Иисусу заставляла многих людей совершать погромы и крестовые походы. Никакое государство не обходится одной лишь конституцией. У Франции есть не только «свобода, равенство, братство», но и масса всевозможных законов. Одного основополагающего принципа недостаточно, его еще нужно развить в закон.

И если судить по Евангелию от Матфея, христианский закон идентичен еврейскому.