Я бы хотел обратить внимание читателей на три сборника эссе по анархизму и либерализму. Как всегда, их можно скачивать свободно.

Овадья строит теорию анархизма как отсутствия не власти, а монополии на власть. Идеал анархизма в такой доктрине – библейская система небольших городов с минимальным законодательством, управляемых выборными судьями. Каждый город вправе установить собственные законы. Свобода заключается в праве человека выбрать подходящий ему город (культурную среду).

Если анархизм не допускает законодательных запретов, то он не может запрещать людям принять власть закона. Закон охраняет культурную среду человека – часть его “я”, полная реализация которого и является целью анархизма.

Очень немногие люди захотят жить при беззаконии абсолютной анархии. Большинство хочет, чтобы в их городах соблюдались те или иные правила, будь-то в отношении одежды или религиозной традиции, социального обеспечения или регулирования бизнеса.

Анархическая свобода заключается в праве выбрать закон, которому ты хочешь подчиняться. Закон этот может быть любым: от детализированных религиозных предписаний до самого свободного либертарианства, от коммунизма до свободного рынка в масштабах города.

Свобода анархизма – не в отсутствии правил, а в возможности выбрать для себя правила. В анархическом обществе, эта возможность должна быть реальной: чтобы стать свободным, выбрать подходящую юрисдикцию, человеку не требуется уезжать на остров в другом полушарии. Когда каждый город имеет свою систему законодательства, и переехать в другой город можно просто и недорого, – это и есть анархия.

Анархия есть отсутствие монополии на юрисдикцию.

Человек свободен не потому, что над ним нет власти – ведь место закона быстро займет чиновник-анархист с наганом – а потому, что он легко может выбрать устраивающую его власть. Власть перестает быть властью, когда человек свободно и легко ее выбирает. Анархизм утверждает отсутствие власти не как таковой, но как средства принуждения. Можно уверенно назвать анархическим общество, где сотни мини-юрисдикций, каждая со своими законами, конкурируют за граждан.

Овадья проводит многочисленные параллели между либеральным анархизмом и библейскими заповедями.

Эссе серьезные, академические, читаются не легко, но того стоят. По многим отзывам, это лучшее исследование анархизма и либеральной этики за последние 20-30 лет.

В сборниках рассмотрены анархические аспекты идеального библейского государственного устройства, реального бюрократического государства, а также рыночной экономики. Овадья показывает, что свободная либеральная экономика анархизма этичнее соцобеспечения или коммунизма.

Усилиями ультралевых хулиганов, анархизм получил плохую репутацию в Израиле. Однако, евреями были видные теоретики анархизма, например, Абба Гордон. Участники единственного масштабного анархического эксперимента – Гуляй-Поля Нестора Махно – боролись с украинскими погромщиками. В рядах анархической армии Махно насчитывалось множество евреев.

Либеральный анархизм – особо удобное устройство общества для евреев, у которых мнений больше чем населения.

Книги по анархизму доступны для скачивания тут:

Этика свободного общества – анархизм мини-юрисдикций вместо национальных государств

Этика достойного общества – либеральные меры по эволюционной трансформации государств в анархические сообщества мини-юрисдикций

Этика свободного рынка – полемика с анархо-коммунистами, демонстрирующая что единственно свободным и потому анархическим устройством общества является едва регулируемый рынок

Анархию правильно понимать не как отсутствие законов, а как отсутствие принудительной законодательной системы. Такая теория анархизма не запрещает людям подчиняться законам, но только если они делают это по собственной воле. Анархизм не имеет ничего общего с идеей социального контракта, которая давно себя дискредитировала. Все понимают, что государства силой принуждают граждан исполнять законы. Но что если национальные государства заменить небольшими, яростно конкурирующими друг с другом юрисдикциями? Что если в каждом городе будет собственная законодательная система? Что если люди смогут сами выбирать, что им больше по душе: свободный рынок или коммунизм, религия или либертарианство, – и переезжать в соответствующую общину?

Анархистский идеал в полной мере соблюден, если люди имеют возможность свободно и без значительных затрат переехать в любую юрисдикцию по своему выбору. Поскольку культурная среда является важной частью индивидуальной идентичности, а законы призваны защищать эту культурную среду, анархизм должен позволять людям издать законы, если они того захотят. Задача анархизма – совместить обязательность и добровольность законодательной системы.

Этот парадокс можно решить путем создания мини-юрисдикций. Пока человек имеет возможность свободно и недорого поменять юрисдикцию, а юрисдикции конкурируют между собой за новых граждан, можно говорить о добровольном принятии законов.

У такой версии анархизма есть интересные последствия: израильские евреи могут создать частные общины и исключить из них арабов, которые имеют право сделать то же самое в своих деревнях. Ультраортодоксальные евреи получат возможность ввести в своих общинах половую сегрегацию в автобусах (кроме, быть может, междугородных рейсов). В иерусалимских религиозных кварталах и тель-авивских улицах ночных клубов будут совершенно разные религиозные предписания.

Анархизм – это уход от системы, при которой национальное государство обладает монополией на власть. Такое государство своим размером и иммиграционными ограничениями подавляет свободу граждан на выбор юрисдикции. В мире национальных государств смена юрисдикции обычно непозволительно дорога. Совершенно иная ситуация в анархистском обществе, построенном на библейских основаниях.

Идеал Торы не монархия, а сеть городов, управляемых избранными судьями, почти не имеющими законодательной власти. Классические авторы по анархизму высоко оценили бы такую систему.

Ортодоксальная анархистская теория провозглашает отсутствие законов, но она не может сделать людей по-настоящему свободными, потому что на место законов придут вооруженные комиссары. Именно они являются главными сторонниками беззаконного анархизма, поскольку они не хотят подчиняться законам. Наоборот, мудрая система законов необходима, потому что только она может дать настоящую свободу. Поскольку универсального определения мудрости не существует, анархизм разрешает каждому выбирать себе мудрость по вкусу. Такой выбор возможен только в одном случае: если много различных юрисдикций существуют бок о бок и конкурируют за потенциальных жителей. Такой тип анархизма можно охарактеризовать как отказ от монопольной юрисдикции.

В приведенных эссе затрагиваются вопросы экономической этики анархизма. Если следовать библейским заповедям, тогда наиболее нравственной экономической системой является свободный рынок с небольшими элементами регулирования. Ключевым здесь является слово «небольшие»: анархизм не может быть абсолютной доктриной, ибо никакая абсолютная теория не работоспособна. Свобода анархизма должна быть смягчена в крайних точках, где возможны различные негативные эффекты.

Наконец, эссе описывают пути к анархистскому преобразованию существующих обществ. Либеральные анархисты должны не пытаться искоренить коррупцию, безответственность политиков и мошенничество на выборах, что невозможно, а пытаться институционализировать эти явления, чтобы их можно было эффективно регулировать.