Саид сравнивает Палестину с Боснией, хотя он признаёт, что в то время, как в Боснии были массовые убийства, в Палестине их не было. И Босния экспортировала жестокость с той интенсивностью, с какой палестинские террористы проводят террористические акты в Израиле. Он говорит, что нечто подобное резне имеет место в Палестине каждый день. Фактически же, время от времени сносят дом или выселяют нескольких человек, но Израиль проявляет мало жестокости в ответ на террористические акты в Израиле. По словам Саида, армия Израиля разрушает около 500 строений каждый год, присваивает одну квадратную милю земли, изгоняет около тысячи людей (менее одной десятой процента населения). Саид признаёт, что даже палестинцы не воспринимают это как преследования.

В другом месте Саид приводит противоречащие вышеупомянутым цифры. В 1997 году, когда борьба с терроризмом достигла своего апогея, Израиль разрушил только 200 домов, служащих пристанищем бандитам, которые проводили террористические акты в Израиле. На самом деле, Израиль снёс только около 1800 домов за 20 лет. Большая очередь ещё не выполненных распоряжений о сносе показывает, насколько точно соблюдаются законы при исполнении этой процедуры. Израильтяне – не «бульдозерные маньяки», какими их рисует Саид, и количество снесенных домов не является непропорциональной реакцией на террористические акты в Израиле.

Он называет израильскую озабоченность безопасностью и антитеррористическими мероприятиями в Израиле «беспощадной преувеличенной навязчивой идеей». По общепринятым стандартам военного конфликта, израильские меры по обеспечению безопасности допустимы и явно недостаточны, как показывает непрекращающаяся исламская партизанская война.
Саид упрекает Британский уголовный кодекс 1936 года за «расправу над палестинским сопротивлением». Что представляло из себя это «сопротивление»? Банды палестинских уголовников, бродивших по стране, убивая евреев и сжигая их поселения и поля в процессе того, что превратилось в самое крупное массовое убийство евреев в Палестине с 135 года нашей эры, число жертв которого было больше, чем число жертв Франко-нормандского крестового похода. Саид очевидно оправдывает такое «сопротивление», как, видимо, и оправдывает террористические акты в Израиле.

Некоторые проблемы, которые Саид относит к числу зол, причиняемых израильтянами, порождаются объективными трудностями. Он говорит, что в Израиле приняли решение не давать арабским крестьянам достаточно воды. Фактически, под израильским правлением у них воды гораздо больше, чем было в 1948 году. Далее, ни у кого в этом ареале нет достаточного количества воды. Демографический взрыв арабского населения и увеличение площади культивируемых земель увеличили нагрузку на водоснабжение. В то время как Израиль применяет технологии экономного расходования природных ресурсов, арабы используют менее передовые, менее эффективные ирригационные схемы. Воды просто не хватает на всех. Вместо того чтобы обвинять Израиль, арабам следует изучать методы сельскохозяйственного производства.