Афганистан преподносит урок: ничто, кроме полного разрушения не остановит партизан. Население видит возродившийся Талибан победителем только потому, что Талибан не ликвидирован. Народ заключает союз с победителем. Не подкупайте афганцев – не делайте ошибку.

Американцы или их местный квислинг не имеют власти над афганскими госслужащими, нередко бывшими талибами, которые распределяют гуманитарную помощь. Народ любит непосредственных распространителей – не тех, от кого идет помощь. Американская помощь покупает доброжелательность афганского населения а адрес племенных бюрократов, которые склоняются к Талибану. СССР не смог напугать афганцев, и США не смогут их подкупить. Они берут деньги, но их заверения в лояльности ничего не значат. Большая часть гуманитарной помощи распределяется среди сторонников Талибана. Спонсоры игнорируют точку зрения афганцев: победитель не платит, это делает проигравший.

Поворотный момент часто незаметен: внешне население все еще лояльно к квислингам и терпимо к военным, но что-то изменяется, что-то глубоко в настроении масс. Поддержка Талибана только возрастет. Каждая атака Талибана и каждое американская атака, менее разрушительная, чем полное истребление деревни, добавят очков Талибану и дискредитируют военных. Потекут арабские добровольцы, и присоединятся арабские спонсоры. Решение вторгнуться в Афганистан было неудачным: нельзя подчинить бесконечно воюющих варваров-горцев. Назначенный США товарищ, который является никем в Афганистане, не может быть квислингом.

Война без политической цели – затеяна впустую. Невозможно оккупировать страну вечно. У США нет времени, чтобы лелеять дружественный и популярный режим в Афганистане на пустом месте. Вторжение в страну имеет смысл, только если у этой страны есть функционирующий бюрократический и полицейский аппарат, и военным нужно сменить только верхушку власти. В Афганистане нет ни государственного аппарата, ни власти, удовлетворяющих и США, и местных жителей. США хотят для Афганистана светского, демократического, либерального и ориентированного на запад лидера. Но такой правитель не может быть народным, потому что афганское общество не готово к той жизни, которую хотят для него США.

Страны без государственного аппарата могут управляться военной диктатурой, типа Талибана, но американское вторжение должно было демократизировать Афганистан (улыбнитесь), а не заменить Талибан на дружественного диктатора. Саддам был разумным диктатором этого типа: светский, резко выступавший против исламских террористов, экономически истощавший Иран военной готовностью и не особенно беспокоивший США – и все-таки даже он оказался неприемлемым для американской администрации.

Есть еще другой вариант – оставить Афганистан патриархальной страной, не рассматривая ее как государство. Это – пакистанский подход к Пешавару, который граничит с Афганистаном, и таким был израильский подход к Сектору Газа в период более разумных властей. США могли наносить удары по тренировочным лагерям исламских партизан, но не заниматься управлением или контролем страны.

По-разумному, США должны принять Талибан. Талибан предотвратит скатывание Афганистана в воинствующую анархию, сможет прекратить торговлю наркотиками и держать Аль-Каеду подальше от главных городов, допуская точечные удары американцев. Афганский халифат был бы смешон для арабов, которые не рассматривают афганцев как ровню. Фундаменталистский Афганистан впитал бы радикалов мусульманского мира и обеспечил бы почву для западных разведывательных служб.

Запад не может погасить исламский радикализм. Позволить Афганистану стать резервацией для исламистов – почти не уступающий по качеству вариант. Самый сильный аргумент отказаться от Афганистана в пользу Талибана это то, что они так или иначе победят. Победа Талибана вызовет определенный всплеск исламизма, но теперь это неизбежно.

Здесь нет хорошего решения. Наиболее дешево и наименее оскорбительно – выйти из Афганистана немедленно, якобы на лаврах, и обвинить квислинга в неминуемом провале.