Авигдор Либерман – это типичный светский ястреб. Это забавная порода. Он агрессивен, но не религиозен. Для него, как и для многих других, еврейский национализм – понятие пустое: что такое национализм для народа, который забыл, когда последний раз у него было государство, у которого в собственной стране уже нет квалифицированного большинства? Как следствие, у Либермана нет определенных целей. Он предлагает отдать арабам крупные части Галилеи и районы Иудеи, заселенные арабами. Он признает палестинское государство в Иудее и Самарии, так что понятия “Земля Израиля” и “иудаизм” для него не имеют смысла.

Его единственная значимая цель – удалить из Израиля как можно больше арабов. Здесь ему недостает принципиальной позиции рабби Кахане (безусловный трансфер) и Рехавама Зееви (выкуп имущества арабов, согласившихся на переезд). Либерман предлагает политкорректное решение – территориальный обмен с палестинским государством. Предлагается обменять арабские районы Израиля на еврейские блоки поселений в землях, контролируемых палестинской автономией. Как и все полумеры, этот сценарий неработоспособен.

Во-первых, израильские арабы не хотят становиться арабами “Фатха”. Они отказывают “Фатху” в праве производить обмен территориями от их имени. Как только в повестку переговоров будет включен обмен территориями, арабы из обмениваемых территорий просто переедут в другие районы Израиля. Ничто не мешает жителям деревень переехать, скажем, в Яффу; там они будут защищены от обмена.

Во-вторых, обмен территориями создаст известную проблему разделенных семей. Любая большая арабская семья будет иметь родственников по обеим сторонам границы. Позиция по этому вопросу израильского Верховного суда хорошо известна: правительство обязано предоставить арабам возможность встречаться с родными. Поэтому поток людей через границу будет очень большой, что сразу отразится на безопасности.

В-третьих, обмен территориями вернет нас к карте ООН 1947 года, против которой мы воевали в Войну за независимость. Тот план ООН создал несколько плохо связанных между собой еврейских анклавов, окруженных и пересеченных арабскими анклавами. Конечно, подобное государство было обречено. А план Либермана предполагает карту еще хуже, поскольку сегодня арабы продвинулись далеко за границы 1947 года.

В-четвертых, план Либермана не учитывает проблему нелегального строительства. На самом деле израильские арабы заселяют в несколько раз большую территорию, чем им выделено согласно градостроительным планам. Разрушить эти огромные массивы нелегальной застройки политически приемлемыми методами невозможно, а отдавать эти территории палестинской автономии непрактично.

В-пятых, киббуцы и арабские деревни Галилеи, поселения и арабские города в Гуш-Эционе настолько переплетены, что разделить их с целью обмена территориями просто нереально. Граница, отделяющая еврейские деревни от арабских, будет похожа на следы пьяницы. Защищать такую границу будет невозможно.

Существует фундаментальное противоречие между благодушной политикой и реальной политикой: действенные меры никогда не бывают популярными. Согласно плану Либермана, арабы из обмениваемых районов уезжать не захотят, и их придется депортировать. Так почему бы не депортировать их без земли?