Я полностью склонен верить заявлению Осамы 28 сентября 2001 года, где он утверждает, что невиновен в произошедшем 11 сентября. Зачем ему лгать? Осама много раз доказал что он не боится умереть, а для любого террориста 11 сентября – это операция, достойная смерти. Боевики без государства-спонсора не боятся преследований; они хвастают своими террористическими актами и никогда не уклоняются от взятия на себя ответственности за них.

Прекрасно запланированный акт 11 сентября контрастирует с примитивными взрывами автомобилей и лодок, организованными Аль Каедой в других местах как до, так и после этой даты. Безопасность на внутренних американских и европейских рейсах улучшилась незначительно; почему же Аль Каеда не продолжает свои очень успешные и недорогие теракты?

Кассета “Осамы”, выпущенная в США 13 декабря 2001, показывает человека, внешне отличающегося от Бен Ладена. Он утверждает, что знал о готовящемся теракте за пять дней до 11 сентября. Это смехотворно и противоречит нормальному планированию акта. Аль Каеда, хорошо финансируемая организация, могла бы не поскупиться на несколько сотен долларов на приличную видеокамеру, чтобы записать на пленку важную речь своего лидера. Однако звук на записи едва разборчив.

Почему видеозапись Бен Ладена выпущена близко к 11 сентября, а не на 22 Джумада – согласно арабскому календарю? Мусульмане празднуют все события по своему календарю. На этом видео нет ничего, что могло бы доказать роль Осамы в теракте 11 сентября. Запись показывает мусульманских партизан, тренирующихся в военных искусствах, играющих с ножами, и проводящих подобные простейшие упражнения. Осама заснят разговаривающим с некоторыми из возможных организаторов теракта, но во время съемки они, очевидно, ничего не планируют. Российское правительство использовало взрывы жилых домов в Москве, чтобы обвинить в этом чеченцев и развязать войну. Практически неважно теперь, совершала ли Аль Каеда теракт 11 сентября. Американское правительство популяризировало Аль Каеду среди мусульман. Вместо этого, США должны были отказаться признать участие группировки в нападениях. В идеологической войне, последняя вещь которую мы хотели бы дать нашим врагам – это идолы.