Когда израильские судьи были Судьями Израилевыми, был один судья по имени Ифтах. Однажды аммонитский царь сделал ему очень разумное предложение: «Отдай обратно мою землю». Он был прав: евреи действительно отняли землю у аммонитян. По всем международным стандартам эта земля принадлежала аммонитянам. Предложение царя было в лучшем стиле Осло: отдайте оккупированные территории, и будем жить в мире. Ифтах сказал «нет» и пошел воевать. Мы никогда не узнаем, почему он так поступил. Возможно, он был твердо убежден, что мы не имеем права отдавать города нашего Бога. Или он был еврейским националистом и презирал аммонитян. Или, быть может, годы жизни робин гудом превратили его в авантюриста. Как бы то ни было, землю он предпочел миру.

И так было всегда вплоть до недавнего времени. Даже такой миротворец как Абба Эбан назвал границы Израиля до 1967 года «границами Освенцима». Действительно, как защищать 13-километровое государство? Как вообще можно назвать полоску пляжа государством?
Бен-Гурион поддерживал идею передачи земли в обмен на мир, но тогда он имел в виду передачу некоторых территорий Иордании, а не создание палестинского государства. Бен-Гурион, регулярно высылавший палестинцев, не собирался давать им собственное государство. Он тоже ясно высказывался против границ , предшествовавших 1967 году.
Если в Израиле и есть икона мира, так это Рабин. Так вот, его убили спустя всего несколько недель после того, как он объявил в Кнессете следующее: «Границы Израиля пролегают по Иорданской долине в самом широком смысле этого слова».

Ни один арабский лидер не воспринимает серьезно идею палестинского государства. Те мирные соглашения с Израилем, которые подписал Садат, туманно обещали арабам лишь некую форму самоопределения.

План Ольмерта по мирному урегулированию с палестинцами чертовски хорош. Согласно первоначальным предложениям, с которыми палестинцы более-менее согласились, Израиль получал блоки поселений, а палестинцы – эквивалентные участки в пустыне. По этому плану требовалось ликвидировать несколько удаленных поселений с населением 20–40 тысяч евреев. Уже это в несколько раз сложнее Гуш-Катифа, но тем не менее это было осуществимо. Но по новому плану арабы должны получить весь Западный берег, включая блоки поселений и крупные города: это означает выселение уже 300 тысяч евреев, что однозначно невозможно. Даже если Кнессет одобрит такую сделку, она встретит самое ожесточенное сопротивление. Американцев попросят помочь с финансированием переселения в обмен на завершение мирных переговоров, но они, скорее всего, не станут выделять Израилю такую колоссальную помощь. В Гуш-Катифе компенсации были небольшими, большинство переселенцев не смогли купить новое жилье. Но даже при таких компенсациях 98-процентный план эвакуации будет стоить свыше 200 миллиардов долларов. Поэтому идея Ольмерта великолепна в своей невыполнимости. Аббас даже может ее принять, потому что ему не нужно государство. Для него лучшим пиаром будет заключить с израильским правительством мирный договор, которое оно затем нарушит.

Кроме того, 98-процентное решение подразумевает передачу палестинцам прав на водные ресурсы озера Киннерет и Мертвого моря. Все понимают, что палестинцы будут воровать пресную воду и минералы, приближая экологическую катастрофу. Несколько десятилетий назад Израиль обстрелял Иорданию за куда менее опасное предприятие – частичный отвод воды из Иордана. Даже если палестинцы согласятся на водную квоту, они ее все равно нарушат, а бомбить их за перерасход воды Израиль уже не сможет.

Израильское правительство также согласилось принять некоторое число палестинцев из лагерей беженцев, число которых, по разным оценкам, варьируется от 5 до 20 тысяч. Для репатриации палестинцы выберут самых отпетых негодяев. В арабские деревни их не пустят, и они поселятся в еврейских городах. Очень скоро туда хлынут новые арабы, благодаря схемам по воссоединению семей.

План правительства по трансферу еврейских поселенцев очень странный. Государство обязано в первую очередь своим гражданам, и если без трансфера никак не обойтись, то высылать из Иудеи и Самарии нужно арабов, а никак не евреев. Предложение переместить поселенцев в Галилею чудовищно по своему цинизму. Некоторым людям правительство рекомендовало поселиться в Ямите – затем их выселили при эвакуации Синая. Кто-то уехал в Газу, опять-таки по призыву правительства – их выселили из Гуш-Катифа. Теперь же поселенцы из Иудеи и Самарии должны отправиться в Галилею. Но уже очень скоро Израиль откажется от Галилеи по той же причине, по которой сейчас отказывается от Иудеи: там слишком много арабов. Во многих районах Галилеи пропорция арабов даже больше, чем в Иудее. Проблема в том, что мы не можем ужаться до Тель-Авива и Яффо, потому что Яффо уже наводнен арабами.

И уж нечего и вспоминать, насколько извращена сама концепция передачи библейской земли евреев арабам. Мы победили Египет в четырех войнах, и отдали Синай. Победили Сирию в трех войнах – и отдаем Голаны. Победили палестинцев в сорока годах терроризма – и отдаем Иудею. Зачем было воевать-то?

Среди израильской молодежи 34% – это арабы. Прибавьте сюда русских неевреев и чернокожих мусульман и христиан, и несложно увидеть, что евреи почти в меньшинстве. Двунациональное государство уже реальность, и мы не сможем остановить этот процесс путем перемещения территорий. Если мы хотим сохранить еврейское государство, мы должны избавляться от арабов, а не территорий.

Как только будет создано палестинское государство, Иордания, Сирия, Иран, «Хезболла», «Братья-мусульмане» и «Аль-Каида» – все они ринутся им управлять. Израиль уже сейчас ничего не может сделать с массивной милитаризацией Газы. Что мы сможем сделать с Западным берегом? «Хезболла» менее чем за год смогла полностью восстановить арсенал ракет, несмотря на враждебную буферную зону в Северном Ливане. У палестинского государства будет общая граница с Сирией, и уже за считанные недели Палестина будет набита ракетами под завязку. Даже если Израиль заключит с Сирией мир, она все равно не откажется от удовольствия досадить своему заклятому еврейскому врагу руками палестинских повстанцев. То же относится и к Ирану. А другие арабские страны не намерены заключать с нами мир, даже если Израиль передаст Иудею и Самарию палестинцам. Более того, другим арабам конфликт с Израилем даже нужен, чтобы ослабить напряженность собственных внутренних разборок. Им совсем не нужно, чтобы израильско-палестинский конфликт взорвался – им надо, чтобы он медленно тлел.

Сегодня Израиль не дает «Хамасу» завладеть Западным берегом. Как только будет подписан мир и армия покинет регион, там сразу же воцарится «Хамас». Понимая это, израильское руководство выступает за крупномасштабную операцию в Газе. «Хамас» можно победить, но вырвать его с корнем невозможно. Скорее всего, он нанесет немало потерь израильской армии, которая бомбардировкам противника предпочитает якобы высоконравственные городские бои. А победив в конфликте, «Хамас» просто снесет правительство «Фатха» уже на следующих выборах.

Совершенно неважно, хотят рядовые палестинцы мира с Израилем или нет. Иран их не спрашивает. В палестинском государстве не будет периода нормализации, когда люди учатся сосуществованию, ненависть проходит, постепенно выстраиваются институты мирного государства. Нет, сразу же начнется подготовка к следующей военной конфронтации с Израилем. И тогда уже весь Израиль узнает, что это такое – жить в Сдероте.

Западный Берег: арабо-израильский мирный процесс и мирный договор гарантируют войну