Что меня больше всего беспокоит в палестинцах, это их схожесть с ранними сионистами. Палестинские террористы патриотичны, но не являются частью своих общин. Подобно левым сионистам, они осознанно работают на создание ментальности «нового палестинца»: бывшего крестьянина, переставшего подчиняться угнетателям, уповающего только на свое ружье. Подобно еврейским повстанцам, они не собираются отказываться от насилия в обмен на туманные обещания, но будут и дальше охотиться на тех, кого считают оккупантами, пусть даже те уже сдаются. Как и евреи в подполье, палестинцы сами производят для себя оружие, еще немного завозят контрабандой, и все это постоянно пускают в дело. Подобно евреям, они понимают, что борьба – единственный путь к государственности: Израиль никогда не уступил бы землю мирным палестинцам.

Сущность арабов Газы определяется лагерями беженцев. Большинство европейских евреев, приехавших в Израиль после Катастрофы, не были сионистами. Они годами жили в лагерях для перемещенных лиц, что не могло не сказаться на их самосознании: они стали относиться к евреям как к согражданам, а к арабам – как к врагам.

Фракции Газы враждуют друг с другом точно так же, как и еврейские группы в период до создания государства. «Фатх» сотрудничает с Израилем, как Еврейское агентство сотрудничало с британскими оккупантами: предавало своих собратьев, имитировало повстанческую активность, подчинялось решениям по разделению земли.

Военная структура Газы очень похожа на еврейскую. Она состоит из целого спектра взаимосвязанных, но формально самостоятельных организаций: аполитичных получателей социальных пособий, якобы умеренных политических партий, военных крыльев этих партий, а также совершенно диких боевиков. В догосударственный период у евреев была похожая структура. Одна из самых успешных операций – «Бриха» – была выполнена силами нескольких десятков независимых вооруженных групп и еще нескольких сотен отдельных храбрых евреев. Часто они не видели от сионистов ни копейки, и им приходилось заниматься грабежом, рэкетом, а в одном случае даже расплачиваться фальшивыми фунтами стерлингов. После войны «Бриха» вывезла предположительно 150 тысяч евреев из стран коммунистического блока и Западной Европы в лагеря для перемещенных лиц, откуда их затем доставляли в Палестину.

Израильский политический истеблишмент и армия превратились в мастодонтов, неспособных на быстрые и умные действия. Военная доктрина учит, что армия должна заливаться на территорию противника, как вода, заполняя места минимального сопротивления, используя все имеющиеся возможности. Хотя израильскую армию и спасли от Амира Переца, это все равно уже не то дерзкое формирование, каким она была раньше. Сегодня это бюрократизированная, ленивая система, срисованная с американской, но без ее сумасшедшего бюджета, компенсирующего неэффективность. Израиль мог бы уже давно разобраться с Газой, предоставив свободу своим подразделениям, наняв наемников или разрешив простым израильтянам создать террористические группы, чтобы ответить «Кассаму», ПИД, НФОП и прочим организациям их же монетой. Израильской армии требуется децентрализация, чтобы успешнее действовать на микроуровне.

В сравнении с другими арабами палестинцы довольно умны. «Хамас» создал серьезную народную организацию, пережившую репрессии, убийства, издевательства и осаду. «Хамас» планомерно расширяет свои международные связи. Воинственная исламская организация нашла неожиданных друзей в лице россиян и левых борцов за мир. Палестинцы манипулируют изощренным миром прессы с помощью спектаклей вроде шоу Аль-Дуры, им удается пристыжать исламские режимы, нарушая египетскую границу и выставляя Египет пособником Израиля в организации блокады.
«Хамас» гораздо более честен и верен своему народу, чем левые сионисты. «Хамас» уважает традиционные ценности и смело набивает цену за своих военнопленных в торговле заключенными. В отличие от сионистов в 1947 году, «Хамас» отказывается от разделения земли, которую считает арабской. В отличие от Египта и Иордании, «Хамас» отвергает политкорректную ложь о мире и предлагает Израилю лишь то, что может предложить, не идя на компромисс со своей исламской совестью, – перемирие.

Случай с яхтами из Кипра в Газу напоминает проект «Эксодус». Если подходить рационально, то еврейская нелегальная иммиграция была слишком незначительна: большинство кораблей англичане перехватывали, а некоторые пропускали в Палестину в счет иммиграционной квоты. Левых никогда не волновала нелегальная иммиграция, но после Катастрофы они занялись ею, чтобы вынудить Великобританию отказаться от мандата, а ООН – согласиться с еврейским государством. (Мир не мог смириться с еврейским государством даже после Катастрофы.) В отличие от обычно секретных проектов нелегальной иммиграции, «Исход-1947» был мощно разрекламирован с самого первого дня, чтобы вызвать ответные действия англичан. Затем их флот напал на пассажирский корабль, и британскими пулями было убито тринадцать евреев. Пассажиров доставили во Францию, но они отказались сойти на берег, и англичане к ужасу мировых СМИ отвезли их обратно в Германию. Левые из разных стран разработали план поездки из Кипра в Газу и обратно как спектакль для прессы. На «Эксодусе» были пенсионеры, беременные женщины, сотни детей, что нетипично для нелегальной иммиграции: все это было сделано исключительно для медийного эффекта. Точно так же и жители Газы сажали на корабли до Кипра обласканных прессой персонажей.

Эксодус-1947. Теперь из Газы.