Samson Blinded: A Machiavellian Perspective on the Middle East Conflict


Идеалами вымощена дорога в ад

Америка, маяк для других стран, принимает эту роль всерьез. Это тот самый опасный случай, когда интересы идеалистов и коррумпированного руководства совпадают. Такие совпадения вызывали кризисы и ранее, и угрожают Штатам сейчас.

Идеалисты хотели искать заморских чудищ и бороться со злом. Поскольку никто из нас не совершенен, это означает поддерживать своих сволочей в борьбе с чужими.

Коррумпированное руководство хочет производить больше оружия, заключать все больше нефтяных контрактов, высоких (а не низких, как отмечают некоторые аналитики) цен на нефть но, что самое главное, они хотят больше власти. И в этой погоне за властью американский политико-военно-промышленный комплекс находит союзников среди идеалистов, которые хотят накрыть весь мир зонтом доброго папы. Будучи идеалистами, они не заботятся о таких практических мелочах, как жизни американцев или американские деньги.

Идеализм всегда обладает поверхностным взглядом на события: он принимает символы за реальность. Это можно сравнить с противопоставлением идолов и служителей культа. Идолы американского идеализма это свободные выборы, свобода слова и рыночная экономика. Однако в странах третьего мира результаты выборов почти всегда подтасованы, свободу слова регулируют государственные или олигархические СМИ, а рыночная экономика означает коррупцию. Реалисты в руководстве США должны утолять аппетиты идеалистов, получая взамен новых идолов. Усугубленный недостаточным пониманием местной специфики, а также хрупкого баланса сил, такой подход гарантирует разрушение стабильных (если не сказать, демократических) государств и разжигает в них вековую вражду.

Идеализм полагается на принципы, но это приводит к противоположным результатам в политике, которая основывается на балансе целей и сил. Демократические выборы хороши в том смысле, что привлекают террористические группировки выйти из подполья и влиться в коррумпированное руководство. Но никуда не годятся, если позволяют враждебно настроенным группам прийти к власти. Пытки осуждаются, если применяются ко всем без разбора. Но их нельзя избежать, если имеешь дело с подозреваемыми в террористической деятельности. Идеалисты злоупотребляют моралью и мостят дорогу в ад своими демократическими прокламациями. Руководство получает возможность усилить давление на другие государства. И когда ситуация выходит из под контроля, когда из охваченных гражданской войной стран больше нельзя выкачивать деньги, когда престиж на международной арене и рейтинг доверия неуклонно падает, Америка отступает.

Идеалисты всегда на стороне слабых и бедных. Игнорируя большую картину Израиль против исламского мира, они видят только примитивный уровень Израиль против несчастных палестинцев. Идеалисты имеют прямое влияние на политику США, вымогая льготы и поблажки со стороны руководства, которое скрывает свои истинные интересы за красивыми идеалами. Также влияние идеалистов выражается в распространении левых идей: идеалистам необходимо государственное регулирование, чтобы проводить их недееспособную политику, а левым нужны идеалы, чтобы прикрыть их жажду к перераспределению ценностей.

Во времена холодной войны Америка пришла на Ближний Восток не для того, чтобы защитить нефтяные месторождения, а чтобы сдержать угрозу со стороны Советов. На самом деле, Советы никогда не собирались нападать на Америку, поэтому термин красная чума здесь более применим, чем советская угроза. Америка доблестно противостояла распространению враждебной идеологии, а вовсе не разворачивала ненужную периферийную военную кампанию. Защита нефтяных месторождений была в данном случае простым объяснением политики сдерживания. Следует помнить, что Америка аналогично противостояла экспансии Советов в странах, где нет нефтяных месторождений.

Америка не позволила Израильско-Франко-Британской коалиции напасть на Египет в 1956, и остановила Израильское вторжение в Египет в 1967. Ни в том, ни в другом случае, ни о какой нефти речи не шло. Америка поставляла оружие в Израиль в конце войны 1973 года, чтобы противостоять советским поставкам оружия в Египет, но не из-за нефти. Со времен Картера Америка поддерживает палестинцев, у которых нет нефти, и препятствует Израилю в разрешении конфликта.

Американская поддержка Ирака в войне с Ираном происходит от детской обиды на Аятоллу, сместившего дружественного правителя. С точки зрения нефти, для США было бы куда логичнее поддерживать союзнические отношения с Ираном, который не собирался прекращать поставки нефти. Более того, впоследствии США отказались уступить Коноко Ирану.

Америка сражалась с Ираком за Кувейт, хотя Саддам в то время был дружественно настроен по отношению к США, находясь в частичной зависимости, и уж точно не собирался прекращать экспорт кувейтской нефти. Напротив, Кувейт враждебно настроен по отношению к США, в том смысле, что пропускает денежные потоки в Аль-Каеду и позволяет своим гражданам служить рупорами этой организации. Кувейт всегда поддерживал ОПЕК, вместо того, чтобы выйти из соглашения и продавать нефть американцам по более приемлемым ценам (что, по всей видимости, хотел сделать Саддам). Объем поставок кувейтской нефти в США настолько мал, что не представляет какой-либо значимости для экономики Штатов. После победы над Ираком Америка не сделала ничего, чтобы сохранить контроль над поставками нефти, и, более того, позволила ценам расти. Никакая другая страна не позволила бы своему протекторату подобное ценовое вымогательство.

США могли бы снизить цены на нефть, просто разрушив ОПЕК путем публичных судебных процессов в нескольких странах, введения экономических санкций, бойкотов, отдельных соглашений с немусульманскими странами-поставщиками нефти, разработкой собственных месторождений или переходом к российским поставщикам. Но Америка ничего этого не делает. Вмешательство на Ближний Восток не преследует целью сохранение недорогих источников сырья, оно направлено на гегемонию, интересы бизнеса и идеализм.

С распадом СССР у США больше нет необходимости сдерживать экспансию Советов и нет причин сохранять свое присутствие на Ближнем Востоке. Но эта причина неприемлема с точки зрения морали. Поэтому мы видим великое множество объяснений: защита поставок сырья, снижение цен на нефть, насаждение демократии, препятствование разжиганию конфликтов и борьба с терроризмом.

Европейцы, привыкшие к поражениям, приспосабливаются к тенденции. Америка, привыкшая к победам, часто действует вопреки. Таким образом, европейская тенденция заключается в отношении к мусульманским режимам, как к черным ящикам или, проще говоря, заправкам: пока поставки нефти не прекращаются, никого не интересует, что происходит в этих государствах. И, принимая во внимание демографическую ситуацию в странах-поставщиках нефти, мусульмане заинтересованы в том, чтобы поставки нефти не прекращались.

Европейцы также вполне способны взаимодействовать с ближневосточными нефтяными королями и без поддержки США. Для Англии, Германии или Франции нет никакой разницы, у кого покупать нефть, будь то Кувейт, Аль-Сабах или Аль-Хуссейн.

Открытая поддержка Израиля со стороны США имеет ту же подоплеку, что и насаждение демократии: это не что иное, как политически обоснованное прикрытие интересов американской власти и бизнеса.

Америка продает больше оружия мусульманам, чем Израилю. Америка позволила Египту вести разработки ядерного оружия и политическими мерами защитила его от израильской атаки ядерных заводов.Если принять во внимание количество смен политических режимов в Египте за последние полвека, а также влияние происламистских группировок, это оружие с большой долей вероятности будет направлено против США и Израиля. Военная гарантия США заставляет Израиль впасть в бредовое политическое малодушие вместо того, чтобы принять меры против производителей ядерного оружия. Однако гарантия эта не имеет никакой ценности: достаточно вспомнить Южный Вьетнам, спровоцированную Америкой революцию в Чехословакии или множество других случаев, когда сильная сторона нарушала условия договоров о защите.

Америка откровенно сражалась за Кувейт. Она никогда не делала этого за Израиль даже в важнейшей для Израиля войне 1948 года, или в начале войны 1973 года.

Политкорректная Америка оказывает большую помощь мусульманам, чем Израилю. По отношению к ВВП Штатов, объемы помощи Палестине во много раз превосходят объемы помощи Израилю. Таким образом, арабы более зависимы от военной и финансовой помощи США, чем Израиль, а сама эта помощь оказывает губительное воздействие на израильскую экономику. Три миллиарда долларов (объем помощи почти не изменился с 1970-х годов) это не такая значительная сумма по сравнению с ВВП Израиля, учитывая растущие цены на американское оружие. Израиль может прожить и без этой помощи, как это было до Кэмп Дэвида. Сокращения расходов на нелепую израильскую социалистическую политику могло бы с лихвой покрыть отказ от унизительной помощи американцев. Таким же образом Израиль никак не зависит и от военной помощи: все свои войны страна выиграла сама. Помощь в 1973 году пришла слишком поздно. Даже если, в случае отказа от помощи американцев, Израилю пришлось бы сократить расходы своего бюджета, это, тем не менее, следовало бы сделать. Помощь США политически губительна и унизительна с моральной точки зрения.

Америка постоянно выкручивала руки израильским правительствам и не давала им возможности проводить эффективную военную политику: в 1956, 1967, 1973, а также, шантажируя прекращением помощи в палестино-израильском конфликте. Интересы альянса Америки с Иорданом не позволяют Израилю переселить своих арабов в Иордан, что создает главную проблему Израиля: еврейское государство с большинством арабского населения в возрасте до 15-ти лет.

Нигде в мире израильское лобби не равно по силе мусульманскому. Еврейское лобби громкоголосое, но оно ничем не подкреплено, в то время как за арабским стоят реальные деньги. Израиль может повлиять на некоторых американских политиков, но гораздо большее их число подкупает Саудовская Аравия. Поддержка Израиля прекрасное прикрытие для подковерных сделок США с арабами. Если бы израильтяне обладали реальным влиянием на американское правительство, они, вне всякого сомнения, добивались бы одного: признания Америкой Великого Израиля. И единственная причина, по которой Америка до сих пор не заставила Израиль принять требования палестинцев, это то, что арабов, на самом деле, не интересуют эти требования. Ни один арабский лидер не сделал ничего для разрешения Палестинской проблемы, кроме громких речей. И никто из них не возражает против американской поддержки Израиля, поскольку все имеют представление о трех китах современной политики: вероломстве, двурушничестве и силе. А некоторые арабские лидеры напрямую заинтересованы в продолжении палестинского конфликта, чтобы оставаться в центре внимания мировой общественности и внушить своим народам страх перед внешним врагом. В действительности же, арабы лоббируют свои истинные интересы: уступки США в установлении господства ОПЕК на мировом нефтяном рынке.

Политическая помощь Израилю со стороны США в основном сводится к наложению вето на резолюции ООН. Это хорошо, но даже без американской поддержки применение санкций к Израилю маловероятно, а уж инспирирование их Германией - тем более, что и создает главную лазейку. Налагая вето на санкции ООН, США тем самым сохраняет минимальный уровень доверия к этой организации. Но если Израиль сможет избежать санкций, это создаст прецедент, в результате которого арабы полностью выйдут из-под контроля ООН. Израильтяне уже создали опасный прецедент, несмотря на резолюции ООН, но раздувание скандала и применение санкций невыгодно США. Более того, другим странам выгодна поддержка Израиля американцами в Совете Безопасности: гарантированное вето США позволяет России стать поставщиком для арабов, а мусульманам-членам ООН демонстрировать силу и радикальный настрой без страха обострения отношений.

Американское вмешательство на Ближний Восток вызвало волну конфликтов из-за дестабилизации ситуации в целом (по принципу слона в посудной лавке), проталкивании политкорректных (и, следовательно, неэффектиных) методов и помощи обеим сторонам конфликта (что мешает установлению мира естественным путем истощения экономических ресурсов).

Политические проблемы американцев в мусульманских странах происходят из того факта, что Америка единственная дозволенная отдушина для выплеска ненависти в этих странах. Существует старая советская шутка: на хвастовство американца о том, что он может оскорблять своего президента, стоя перед Белым Домом, русский отвечает: Ну и что? Я тоже могу оскорблять вашего президента на Красной Площади. Исламские общества переживают сходный кризис, связанный с процессом индустриализации, сломом патриархальных устоев, потерей традиционных религиозных ценностей, демографическим ростом и классовой враждой. Масштабы недовольства огромны, но в закрытых обществах ему позволено выплескиваться только на внешнего врага. Отсюда возникает и ненависть к Израилю. Эта ненависть, однако, имеет поверхностный характер. Я говорил со многими мусульманами, и они смягчаются в течение нескольких минут. Мусульмане ненавидят США не за поддержку Израиля или войну в Ираке, немногих мусульман на самом деле волнуют проблемы палестинцев или иракцев.Мусульмане завидуют американцам. Как пролетариат завидует буржуазии. Но, в отличие от пролетариев, мусульмане четко знают своего врага: американцы живут в отдельной стране, у них другая культура, и зависть тесно переплетается с ксенофобией. Американцы же, в свою очередь, подпитывают эту ксенофобию, оказывая реальную или воображаемую поддержку Израилю в борьбе с их собратьями. Израиль предлагает разумный путь к снижению антиамериканских настроений, но не является причиной их появления. Не будь Израиля, мусульмане бы ненавидели США за спутниковое телевидение, распространение сети McDonalds, или за запрет на полигамию для мусульман, проживающих в США.

Даже обеспеченные мусульманские страны ненавидят Америку, поскольку их недовольство имеет глубокие духовные корни и происходит от разложения прежней устойчивой системы ценностей. Это недовольство не пропадет, даже если США чудесным образом разовьет промышленность в мусульманских странах и сделает их богатыми, что в любом случае невозможно по причине отсутствия культуры труда и образования, которые чрезвычайно медленно воспитываются в обществе. Америка гордится статусом маяка, но при этом несет ответственность за воспитание ненависти к себе, как к самому заметному символу. Америка не сможет избежать ненависти мусульман. Сейчас эта ненависть сконцентрирована на израильском вопросе. Не будь Израиля, проблемы американцев с мусульманами были бы куда масштабнее. Легче противостоять сконцентрированной оппозиции, чем рассеянному врагу. Америке будет легче, если мусульмане будут бороться с сотней врагов вместо одного.